Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Валаам (РАССКАЗ)
Анисовка

Небольшой теплоход, рассекая облупившимся от ветра и солнца носом Ладогу, наконец, сбавил скорость и начал неторопливо подплывать к Валааму. Я уже давно стояла на палубе и с замиранием сердца, не отрывая взгляда, смотрела на проплывающие мимо суровые отвесные скалы, приподнятые высоко над водой, за которые крепко держались корнями могучие сосны и ели; на бухты, с причудливо изрезанными береговыми линиями. Прозрачность воздуха для моих городских глаз была неестественной. В тандеме с мягким полускрытым тучами солнцем и почти невидимой из-за чистоты воды он имел свойства лупы. Казалось, я вижу по отдельности не только все иголочки в хвойных шапках на берегу, но и серо-зеленый мох на ветках.

Медленно подойдя к пристани самого большого из островов архипелага, теплоход последний раз грозно зашумел, и вдруг резко смолк, предоставив право голоса, а точнее крика, пронзительного и сильного, чайкам, которые носились по чистому, хотя и серому небу самолетиками. Ловко спрыгнувший на пристань матрос крепко привязал плавно качающуюся на мелких волнах посудину морским узлом и установил трап, позволяя нашей туристической группе сойти на берег. Какая же красота кругом… Дикая. Абсолютная. Не утомленная рекламными щитами и иллюминацией, не освещенная фарами дорогих машин и неоновыми огнями витрин бутиков, а в том первозданном величии природа, которую сотворил Господь, как сотворил когда-то Адама и Еву. Которая настолько красивая и совершенная, что не надо ей никакой косметики, никакой одежды, чтобы подчеркнуть это. Я зачем-то открыла сумку. На кожаном дне в беспорядке валялись помада, золотая в стразах пудреница, карандаш для глаз, тени, тушь - сколько нужных там, и совершенно ненужных здесь вещей. Разрисовываем себя с их помощью каждый день, разукрашиваем, пытаемся замаскировать, отвлечь яркими красками свои греховные мысли в глазах, запудрить свою порочность. Мне вдруг так захотелось умыться…
После службы в Спасо-Преображенском соборе я, путаясь в длинной юбке, медленно побрела к озеру. Наконец, одна из тропинок вывела меня на его пустынный берег. Бронзовое солнце все еще высоко висело в небе, зажатое с обеих сторон тучами. Осторожно ступая с одного камня на другой как по ступеням, я добралась до последнего и, спрыгнув на территорию мелкой гальки, подошла к кромке воды. Склонившись, зачерпнула обеими руками холодную как лёд воду из набежавшей волны и несколько раз умылась. Потом встала и подставила лицо навстречу свежему северному ветру, предоставляя ему возможность обсушить меня вместо мягкого махрового полотенца. Бросив сумку на округлый как яйцо большой сырой камень, села и, сжавшись в комок, обхватив колени руками, начала удивленно смотреть вдаль. Неужели я осознала себя как православную именно здесь, на Валааме? Столько часов в пути… Но понял ли Бог мою причину обращения к Нему? Не знаю… Я очень устала от людей, которые в гонке за деньгами, бегут как белки в колесе, крутясь и извиваясь изо дня в день, изо всех сил. Толкаясь, мешая, обгоняют одних и, схватив за руки, тянут за собой других, подставляют подножки, предавая и сметая всех и всё на своем пути: честность, верность, любовь. Устала и от себя. Кажется, что стрелки моей жизни замерли на одном месте и меня срочно нужно отдать в починку… Давно заметила, что чаще смотрю в блестящие страницы гламурных журналов, чем на звездное небо. Интересно, какой Москва видится из космоса? Залп негативный энергии, по силе не уступающему ядерному взрыву? Кажется, я начинаю гневаться… Помилуй меня, Господи…
- Ну, чего расселась? – командный сильный мужской голос заставил вздрогнуть и испуганно оглянуться. Но передо мной стоял типичный старец. Седая борода, ясные, еще не потерявшие своего блеска голубые глаза, фуфайка, полы рясы треплются на сильном ветру, открывая моему взгляду видавшие виды ботинки.
- Я воду люблю, – лаконично ответила ему я и отвернулась, давая понять внезапно появившемуся собеседнику о своем намерении побыть здесь одной.
- А? Очиститься хочешь? – разлился в мелодичном смехе старик, обнажив ряд крепких как на подбор зубов. – Замусорила тебя Москва? Затягивает в противоположную сторону от церкви? А ты, конечно, хочешь увернуться от круговорота обычной жизни?
Я вспыхнула. Откуда этот дед может знать то, что могу знать только я? «Просто совпадение», - решила про себя, но посмотрела на своего собеседника уже более заинтересованно.
- А чего сидишь одна? Чего ждешь?
- Не знаю… Как раз ищу ответ на этот вопрос…
- И никак не найдешь?
- Не найду…
- А ты в студеной воде его не ищи! Его в воде не сыщешь! – развеселился старик. - Он не янтарь, да Ладога и не Балтийское море! Но блажен тот, кто прозрел вовремя, когда от этого еще есть толк! Получишь ты просимое, то, что приведёт к спасению твоей души… – внезапно очень тихо заговорил он. - От Москвы твоей тебе никуда не деться, но уехать ведь можно…
- Уехать? Чтобы опять туда вернуться?
- Вернуться, чтобы потом уехать. Ты к этому морально готова… Кто с верой обращается к Господу… - продолжил он через паузу. - Надеется на помощь, на милосердие Божие, тем Господь помогает…
- Я уеду? – настороженно подняла брови я. – Но куда?
- Уедешь в страну, где много озер, – отчетливо ответил старик, глядя мне прямо в глаза. – Вот таких как наши… Замуж ты скоро выйдешь, вот что!
- Правда, да? – ахнула я.
Эх, как же быстро я превратилась в наивную молодую девушку, мечтающую о белом пышном платье с воздушной фатой и пупсе, крепко привязанному к капоту белой машины… И о любви, такой, чтоб на всю жизнь…
- Будешь жить долго…
- С ним? – взволнованно перебила его я. – Или я сама?
- Думаешь, есть разница? – усмехнулся старик. – А на камушке на этом долго не сиди! А то писательствовать вскоре начнёшь!
- Вот это мне как раз точно не грозит… – не смогла удержаться от смеха я. – У меня в школе по сочинению одни двойки были! Писать я совершенно не умею! Только если вот так: «В Ладоге холодная вода. Камни рядом холодные тоже. А небо серое».
- А ты знаешь, какое здесь небо красивое бывает? – обиделся старик. – Знать надо, когда к нему выходить можно!
Он развернулся и быстро пошел прочь.
«Чудной старик», - подытожила я, провожая глазами его лёгкий силуэт в нелепых ботинках.
Вернувшись в гостиницу, в холле лоб в лоб столкнулась с двумя моложавыми дамами из нашей группы, которым мысленно можно было дать 45, а вслух только 35, одетыми в свитера, посмотрев на бирки которых, можно было бы узнать «кого сейчас модно носить» и в узкие брючки, видневшимися из-под наспех сделанных юбок из ярких павлопосадских шалей.
- Господи! – недовольным голосом вдруг быстро проговорила одна из них, с раздражением развязывая узел на боку. – Так далеко ехали и чего? Ты почувствовала что-нибудь, Лен? – нервно спросила подругу она, заталкивая шаль в большую кожаную сумку с логотипом известного бренда. – Вот ты меня хоть убей, но я лично не фига! А говорили – святой остров! Короче, убили бабло на лажу!
- Да! – сразу поддакнула ей в ответ другая. – Лучше бы по блузке от Marinы Rinaldi в Питере купили! Блин, 100% шёлк, look на миллион! На манжетах по три пуговки золотых, а вырез какой? Как говорится, ни прибавить, ни убавить… Прикинь, а если без «лифака» её надеть? В ней, кстати, «и в пир, и в мир можно»! Трэшево выглядеть никогда не будешь... Мария, а ты что думаешь? – внезапно обратилась она ко мне.
- Если обратиться к Нему искренне – Он обязательно поможет…
- Чего?
 
Контакты с автором: m_anisovka@list.ru
Использование текста только с согласия автора.
   

© 2008
Все права защищены