Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Мелихово – Аромат Чехова. Талеж – Свадебный родник. Давидова Пустынь.
28.07.2008
Оглавление.           
Послесловие.
 
            Эти летом мы много ездили по Подмосковью. А по этому направлению (Чеховский и Серпуховский район) так вообще зачастили. В Серпухове были. В Поленово заехали. В Зубровник в Приокско-террасном заповеднике съездили. Но на пути к этим достопримечательностям мы все время проезжали город Чехов, а в нём табличку-указатель на Мелихово.
            При этом особого желания посетить усадьбу-музей Антона Павловича Чехова, честно признаюсь, не возникало. У меня лично сложные отношения с его пьесами. Я, человек, любящий блеснуть слезой в самых разных случаях, т.е. достаточно чувствительный – к переживаниям персонажей чеховских пьес остаюсь равнодушной. Я пыталась уменьшить дистанцию между собой и Чеховым – пересмотрела три «Чайки» в разных театрах и с блестящими составами, но почти на каждой всегда посматривала на часы, когда же закончится постановка. На одной даже чуть не уснула, и это с Анастасией Вертинской в образе Нины Заречной (впрочем, усыпление можно списать на несознательный тогда ещё возраст. Монолог, обращённый к шкафу, а также «Люди, львы, орлы и куропатки»– вообще без комментариев. Я – не понимаю. Вот хоть об стену горох. Не чувствую. Хотя один раз прорыв был, когда прочитала статью А.Минкина про «Вишневый сад». Тогда, в первый раз, я увидела причины, движущие поступками героев.
            В общем – когда мне попался на глаза маршрут: Мелихово – Талеж – Давидова Пустынь, мне он понравился и я начала предпринимать активные действия по соблазнению им своей второй половины. Пиар поездки был следующий – в Мелихово по быстрому всё осмотрим, освежим в памяти воспоминания школьных поездок, в Талеже – наберем воды в роднике и может, даже искупаемся, с Давидовой пустынью просто познакомимся.
            Что оказалось.
            Мелихово (14км от Чехова) – дало ключ в понимании Чехова – дистанция между нами исчезла, поскольку знакомство с родным домом писателя позволило прочувствовать его душевное наполнение и взгляд на мир. Все (почти) герои Чехова – из Мелихова, из окружающих его характеров и природы.
            Талеж (17км от Мелихова) – это не просто маленький родничок, а – огромная красивейшая территория с комплексом построек: церковью, купальнями, мостиками, беседками, самим окультуренным родником и живым неокультуренным  ручьем. Здесь масса народу, да и само место дивно красивое, и даже какое-то необычное по пейзажу.
            Давидова пустынь (или пос. Новый Быт, ~12км от Чехова) – это один из самых восстановленных и красивейших монастырей в России. С неоднозначной историей. С необычно большим количеством православных святынь. С прудом на территории. С подсолнухами вдоль главной дорожки. С тишиной и редкой благожелательностью.
            На удивление оказалось, что каждое место – полноценно, заслуживает самого глубокого внимания и может быть посещено вне связки с остальными.
 
            Его не было. Я нашла небольшие отзывы туристов, распечатала схему монастыря и на этом успокоилась. На местах, конечно, покупала книжки. В Мелихове – иллюстрированный путеводитель-альбом по усадьбе, в Талеже – интереснейшее исследование «Святой родник в Талеже и вокруг него» Ю.Сбитнева.
 
            Приехали в Чехов (71км от Москвы) по Старой Симферопольской дороге (E95), и приблизительно в центре города свернули налево по указателю «Мелихово, 14км». По заданному направлению проехали через город. Но, единственное, где-то в районе городского рынка с фонтаном, мы выехали на Т-образный перекрёсток, и задумались куда повернуть. Оказалось – нужно направо. Далее через ж/д переезд и по указателю на новом Т-образном перекрестке в деревне Васькиноналево. Впереди нас удачно пилил туристический автобус, поэтому мы смело к нему пристроились. Парковка небольшая.
            С 10-ти утра открывается касса и выстраивается очередь за билетами. Мы купили билеты во все музейные объекты, а потом незаконно, но справедливо, пристроились к экскурсоводу. Почему так поступили – оказывается, гида прикрепляют только к заранее заказанным экскурсионным группам. Ну, извините нас, извините – мы не группа и приехали спонтанно.
            Наверное, не открою секрет, если скажу, что в Мелихово надо приезжать либо весной – чтобы цвели вишни и сирень, или летом – чтобы любоваться цветами и плодами.
            Мы были в конце июля, в прекрасный солнечный день, и до сих пор перед глазами стоят разноцветное цветочное ароматное великолепие: розы, лилии, флоксы, астильбы, солнечные подсолнухи, и т.д., бушующий огород «Юг Франции»: мощные перцы, капустные головы, тыквы, огурцы и т.д., клумба «Аптекарский огород»: расторопша, валериана, календула, полынь и т.д.
            Сразу из домика-кассы-проходной выходим на небольшую площадь - здесь посреди цветочной клумбы нас встречает бронзовый Антон Павлович Чехов (скульптор Ю.Чернов, 2002). За ним белый дом в стиле 19в. с колоннами – Театрально-выставочный зал (на месте старого сельского клуба). И дальше уже начинается музей-усадьба. На самом деле - истинные границы чеховской усадьбы, были, конечно же, другие, просто сейчас музеем объединили земли его соседей (С.Кувшинниковой и И.Варенникова).
            Пройти в само чеховское поместье можно двумя путями, и каждый из них заслуживает внимания. Если вы приехали в Мелихово весной – обходите белый дом слева – так вы выйдете на Сиреневую аллею (!), там же Амбулатория, и там же был подлинный въезд. Если вы повернете от белого дома направо – там вы выйдете к пруду «Аквариум», для которого Чехов даже привез из города рыбок-мальков в банке, к двум могучейшим и колоритнейшим морщинистым тополям, которые были посажены отцом писателя и главному дому.
            На территории: вишневый сад (), пруд «Аквариум», Главный дом, Кухня, Флигель, «Аллея любви», Сиреневая аллея, Амбулатория, огород «Юг Франции» и «Аптекарский огород», хозпостройки, первый в России памятник Чехову и невдалеке строится Русская театральная школа.
            Ориентироваться легко, гулять интересно.
            Я буду описывать Мелихово выдержками из писем Чехова. В принципе можно ничего к ним и не добавлять – всё и так понятно – и настроение, и радость, и любовь Антона Павловича к этому дому, к окружающим его людям и природе. А какой тонкий юмор, какая нежность к жизни…. Ещё для полной картины будут штрихи из писем разных людей к нему. И себе я всё-таки позволю ма-а-ленькие комментарии-пояснения.
Дом в Мелихове.
«Душа моя так и рвется из Москвы».
«Если я в этом году не переберусь в провинцию, и если покупка хутора не удастся, то я по отношению к своему здоровью разыграю большого злодея. Мне кажется, что я рассохся как старый шкаф».
«Сегодня купил имение, т.е. начинаю покупать».
«Я изменил хохлам и их песням. Волею судеб покупаю себе угол не в Малороссии, а в холодном Серпуховском уезде, в 70 верстах от Москвы. И покупаю, сударь, не 10-20 десятин, как хотел и мечтал, а 213. Хочу быть герцогом».
«А вот вам и подробности – не было хлопот, так купила баба порося!... Купили и мы порося – большое громоздкое имение…. Больше ста десятин лесу, который через 20 лет будет походить на лес, теперь же изображает из себя кустарник. Все называют его оглобельным, по моему же, к нему более подходит название розговой, так как из него можно изготовлять только розги. Это к сведению гг. педагогов… Фруктовый сад. Парк. Большие деревья, длинные липовые аллеи».
«Вот эти сосны особенно хороши на закате, когда стволы красные. А дуб надо смотреть в сумерки».
«Вся усадьба моя загорожена от мира деревянною оградою на манер палисадника».
«Тут все в миниатюре: маленькая липовая аллея, пруд величиной с аквариум, маленькие сад и парк, маленькие деревья; но пройдешься раз-другой, вглядишься — и впечатление маленького исчезает, очень просторно, несмотря на близкое соседство деревни».
«Дом светел, тепел, крыт железом, но имеет снаружи весьма глупый и наивный вид».
«В моем кабинете до такой степени светло, что глазам больно. Дом теплый».
«Сад хороший и двор наивный. Есть парк. Симпатичные собаки: Шарик и Арапка. В четырех верстах от меня монастырь – Давыдова Пустынь, куда мы с Вами поедем».
«Оврагов и круч нет, кругом тишь, гладь да божья благодать».
«Глушь, тишина, соловьи, лоси».
«Вот мой адрес: станция Лопасня Московско-Курской дороги, село Мелихово».
            Как же Чехов мечтал о ТАКОМ доме! Как ему надоела Москва и его съёмная квартира на Садово-Кудринской! Как он ужасно устал после работы на Сахалине…. Он просил друга подыскать ему какой-нибудь хутор на Украине в Полтаве…. Почему там? – Его семья имела украинские корни. (Антон Павлович называл себя украинцем (родился в Таганроге), его сестра Мария говорила: «Я сама хохлушка», а «…мать и батька, как дети, мечтают о своей Хохландии»). Нашли на Украине одно имение – оказалось старым, нашли второе, начали оформлять – передумали хозяева. И вот газета «Курьер», в ней маленькое объявление: «Продаётся имение в селе Мелихове…».
            Отец Чехова тоже сделал запись о покупке дома в свое тетрадке, которую писатель называл «Папашиным дневником». В отличие от сына он был крайне немногословен, в записях никакой лирики – всё только по делу: «Г.Б. Имение куплено в с.Мелихово 1892 года. 1-го марта переехали из Москвы со всем имуществом». Каждая пометка начиналась со слов: «Г.Б.» - «Господи, благослови»….
            Чехову – 32 года.
Дорога.
 «Приехав на Лопасню, нужно нанимать ямщика в Мелихово. Цена ямщику 1р., а 1р.25к. – красная цена. Если же предварительно напишите, то можем выслать своих пегасов».
«Дорога ужасная, тарантас подпрыгивает от мучительной боли и на каждом шагу теряет колёса. Когда я в последний раз ехал от станции, у меня от тряской езды оторвалось сердце, так что я теперь уже не способен любить».
Из «Папашиного дневника»: «Дорога подлая, грязь, ухабы, наполненные водой».
Отец и мать. Семья Чеховых.
Евгения Яковлевна Чехова (Морозова). Павел Егорович Чехов.
«Отец и мать – единственные для меня люди на всём земном шаре, для которых я ничего никогда не пожалею. Если я буду высоко стоять, то это дела их рук, славные они люди».
            Предки Чехова – были крепостными крестьянами - «с Украины», «с Воронежа», «с Таганрога».
            Чехов – 3й ребенок,  в семье было 6-теро: Александр, Николай, Антон, Иван, Мария, Михаил.
            В Таганроге у отца была лавочка, выстраданная сложным и трудным путем. Он очень хотел выбиться в люди, очень хотел, чтобы его дети были образованными, чтобы семья жила хорошо…. Поэтому детей заставлял работать в лавке с 5 утра до 11 ночи, за провинности порол, Антошу обучал портняжить и торговать, в т.ч. фокусам «обмеривания, обвешивания и всякого торгового мелкого плутовства»….
«В детстве у меня не было детства».
            Но в то же время сам играл на скрипке (по самоучителю), рисовал красками (иконы), пел (в церковном хоре, который сам и создал). Главное – дети пели в его хоре, занимались музыкой, с ранних лет изучали т французский и греческий языки. А мать – конечно же, смягчала отцовский характер.
«Талант в нас со стороны отца, а душа со стороны матери».
            Торговый бизнес прогорел и семья, спасаясь от долгов, срочно выезжает в Москву.
Т.Щепкина-Куперник: «Старики были чудесные. Отец, Павел Егорович, высокий, крупный, благообразный старик, в свое время, говорят, бывал крутенек и властен, но в те дни, когда я узнала его, он признал главенство Ант.П. Он чувствовал всей своей крепкой стариковской справедливостью, что вот он свои дела вел неудачно, не сумел обеспечить благосостояние своей семье, а «Антоша» взял все в свои руки — и вот теперь поддерживает их всех, и угол им на старость доставил… и оба они, и старик, и старушка, считали главой дома «Антошу». 
            В новоприобретенном Мелихове, таком выстраданном и долгожданном, работают все – не стесняются земли, чай не баре, из крепостных крестьян…. Чехов сам сажал, высеивал, обрезал розы, чем-то белым обмазывал свои яблони и гордился своим садом.
«Все работы по окраске, починке всяких мелочей и прочее несут мои домочадцы с Мишей во главе. Парники засадили и засеяли сами, без наемников; деревья будем сажать тоже сами, и огород тоже».
«Ужасно много хлопот. Чистим, моем, красим, обновляем кое-где полы, переносим кухню из дому в людскую, ставим скворешни, возимся с парниками и проч. Если бы я не был занят своим делом, то весь день проводил бы на дворе».
«Я посадил 60 вишен и 80 яблонь. Мы выкопали новый пруд, который к весне наполнится водой на целую сажень. В головах кишат планы. Да, атавизм великая штука. Коли деды и прадеды жили в деревне, то внукам безнаказанно нельзя жить в городе. В сущности, какое несчастье, что мы с детства не имели своего угла».
Весна в Мелихове.
«Лучшее время у нас – конец апреля и май, когда распускаются леса».
«Вчера весь день сияло солнце; было тепло. Утром я пошел в поле, с которого уже сошел снег, и полчаса провел в отличном настроении: изумительно хорошо. Озимь уже зеленая, а в лесу травка».
«У нас весна, сбор всех гостей. Шум. Скворцы наслаждаются семейной жизнью и поют гимн природе».
«Погода у нас роскошная. Жарко, зелено, поют соловьи; вишни и яблони в полном цвету».
«...Да, в деревне теперь хорошо: не только хорошо, но даже изумительно. Весна настоящая, деревья распускаются, жарко. Поют соловьи и кричат на разные голоса лягушки. У меня ни гроша, но я рассуждаю так: богат не тот, у кого много денег, а тот, кто имеет средства жить теперь в роскошной обстановке, какую дает ранняя весна».
Из «Папашиного дневника»: «Девчонки принесли ландыши из лесу», «Пиона расцвелась».
Лето в Мелихове.
«Вишен у нас столько много, что не знаем куда девать. Крыжовник некому собирать. Никогда я ещё не был так богат. Я стою под деревом и ем вишни, и мне странно, что меня никто не гонит по шее. Бывало, в детстве мне каждый день драли уши за ягоды».
«Поспели стручковый перец, кукуруза, томаты, поспевают дыни и даже арбузы – не в парнике, а на открытом грунте».
«У нас уродился очень вкусный картофель и дивная капуста. Как вы обходитесь без щей? Не завидую ни Вашему морю, ни хорошему настроению. Русское лето лучше всего».
 «У нас нет дождя, все сохнет, но в саду хорошо, мои розы цветут изумительно».
«Цветы у меня цветут на славу. Запахи удивительные особенно по вечерам».
Из «Папашиного дневника»: «Сварил варенья вишни, 20 фунтов».
Осень в Мелихове.
«Уже прошло лето. Стоят теплые ясные дни, но по утрам свежо, пастухи выходят уже в тулупах, а в нашем саду на астрах роса не высыхает в течение всего дня. Все слышатся жалобные звуки и не разберешь, ставня ли это ноет на своих старых петлях, или летят журавли – и становится хорошо на душе и так хочется жить!»
Зима в Мелихове.
«Днем валит снег, а ночью во всю ивановскую светит луна, роскошная, изумительная луна. Великолепно».
«Я уже в ссылке. Сижу в своем кабинете с тремя большими окнами и благодушествую. Раз пять в день выхожу в сад и кидаю снег в пруд. С крыш каплет, пахнет весной, по ночам же бывает мороз в 12—13 градусов».
«Зимой в деревне до такой степени мало дела, что если кто не причастен к умственному труду, тот неизбежно должен сделаться обжорою или пьяницей».
Т.Щепкина-Куперник: «Иногда зайцы заглядывали в окна из сугробов, становясь на задние лапки, а Антон Павлович говорил Лике, что это они любуются на неё».
Лика Мизинова.
Лидия (Лика) Мизинова.
«Милая Лика… Приезжайте, милая блондиночка, поговорим, поссоримся; мне без Вас скучно, и я дал бы 5 рублей за возможность поговорить с Вами хотя бы в продолжение пяти минут… Приезжайте к нам, хорошенькая Лика, и спойте. Вечера стали длинные, и нет возле человека, который пожелал бы разогнать мою скуку».
«Увы, я уже старый молодой человек, любовь моя не солнце и не делает весны ни для меня, ни для той птицы, которую я люблю…».
            Это была любовь. Лидию (Лику) Мизинову привела в чеховский дом сестра Маша. Но любовь не взаимная, вернее, взаимная по очереди. То Лика не отвечала ему ничем, кроме дружбы и 5-летней переписки «всё полунамёками». То Чехов периодически находился под разными женскими чарами. Она так и не вышла за него замуж, а он так и не сделал ей предложения. Она влюбляется в другого, но потом говорит, что Чехов испортил ей жизнь. Он тоже женится. Тем не менее, она – его Муза. У «Попрыгуньи» - внешность Лики, у Нины Заречной – её характер. Режиссер Юткевич поставил замечательный фильм (1969) «Лика – любовь Чехова», там Лика – Марина Влади.
            Их словесная «вечная» дуэль:
«Не могу без тебя жить» (Лика Мизинова) - «Что за мерлихлюндия?» (Чехов)
«Скоро ли ваша свадьба с Лидией Борисовной? Позовите тогда меня, чтобы я могла ее расстроить, устроивши скандал в церкви» - «Нет, милая Лика, нет! Без вашего позволения я не женюсь и, прежде чем жениться, я еще покажу Вам кузькину мать, извините за выражение. Вот приезжайте-ка в Ялту».
            У Лики была своя версия причины их параллельных и всё никак не скрещивающихся жизненных путей. Она становится понятной из ответного письма Чехова: «Вы выудили из словаря иностранных слов слово «эгоизм» и угощаете меня им в каждом письме. Назовите этим словом Вашу собачку». Вроде бы отшутился. Но серьёзно всё-таки сказал один раз: «Моё сердце всегда молчит».
Гости.
«После первого мая начнем с нетерпением ожидать Вашего приезда. Отклонить наше приглашение Вы будете не в состоянии, так как все мы будем умолять Вас со слезами – это во-первых. А во-вторых, если Вы не приедете к нам, то я не отдам вам долга…».
«Приезжайте голубчик. Ваш приезд доставил бы мне и моей фамилии несказанное удовольствие. Буду кормить Вас по 8 раз в сутки, а если из Москвы привезут пиво, то буду будить вас по ночам и уводить в сад для распивочных целей. Соловьи уже поют адски, а луна всю ночь напролет томится по любовнике».
Ах, если бы Вы могли к нам приехать! Это было бы изумительно хорошо! Во-первых, очень приятно и интересно видеть Вас, а во-вторых, Вы своими советами спасли бы нас от тысячи глупостей. Мы ведь ни черта не смыслим. Я, как Расплюев, в сельском хозяйстве знаю только, что земля черная, — и больше ничего. Пишите. Как лучше сеять клевер: по ржи или по яровому?»
И -
«Ах, если бы вы знали, как я утомлен! Утомлен до напряжения. Гости, гости, гости…. Приятно, конечно, быть гостеприимным, но ведь душа меру знает. Я ведь и из Москвы-то ушёл от гостей».
«Я пишу повесть и никак не могу её закончить: мешают гости…».
Из «Папашиного дневника»: «Приехали гости, не хватило тюфяков».
            Чехов очень любил гостей. Очень. Но летом их наезжало в Мелихово так много, что иногда укладывать было негде. Поэтому он ищет уединения, творческого – и строит себе отдельный флигель.
Флигель.
«Начинаю строить хорошенький флигель».
«Во флигеле будет две комнаты… Чердак будет высокий с балконом».
«Флигель у меня вышел мал, но изумителен. Плотники взяли за работу 125руб., а устроили игрушку, за которую на выставке дали бы 500 руб.»
            Здесь он допишет «Чайку». Флигель, конечно, довольно маленький, но там есть и узкая спальня, и рабочий кабинет. Летом на веранде второго этажа – а она открывала вид на чеховский сад и цветники – собирались гости на чаепития и разговоры. Мне очень понравились окна – у них геометрический узор из стекла разного цвета: посмотришь в один треугольник – там желтый сад, в другой – голубой.
Жена.
Книппер-Чехова Ольга Леонардовна. Немка. Актриса.
«Перед отъездом, кстати, я был на репетиции «Федора Иоанновича». Меня приятно тронула интеллигентность тона, и со сцены повеяло настоящим искусством, хотя играли и не великие таланты. Ирина, по-моему, великолепная. Голос, благородство, задушевность – так хорошо, что даже в горле чешется… Если бы я остался в Москве, то влюбился бы в эту Ирину». Её играла – Книппер.
            Ей было 29. Ему – 41. Вместе прожили 4 года….
            Жениться Чехов собирался несколько раз. Но с условием.
«Если вы хотите, женюсь, но все должно быть, как было до этого. То есть она должна жить в Москве, а я в деревне. Я буду к ней ездить. Счастья же, которое продолжается каждый день от утра до утра, я не выдержу … Дайте мне такую жену, которая, как луна, будет являться на моем небе не каждый день».
            Роль женщины-луны не испугала только актрису МХТ Ольгу Книппер.
            Удивительно – Чехов написал пьесу «Чайка», не зная, что первую Заречную будет играть его будущая жена. «Чайка» с актрисой Левкеевой провалилась в Санкт-Петербурге, но в Москве у Чайки-Книппер был успех. Когда Чехов увидел Ольгу в роли Заречной – начал ухаживать.
«Ну, милая моя Олечка, тебе только одной удалось окрутить моего брата! Тебя конем трудно было объехать!» - писала Маша Чехова.
            В театре Книппер называли – «Наша Герцогиня». Не секрет – она была подругой Немировича-Данченко. Но Чехова это не смутило.
«Целую тебя в спинку, в шейку!», «Переворачиваю и подбрасываю». «Сжимаю в объятьях так, чтоб захрустели все твои косточки», «Здравствуй, последняя страница моей жизни, великая артистка земли русской».
«Ужасно почему-то боюсь венчания и поздравлений, и шампанского, которое нужно держать в руке и при этом неопределенно улыбаться».
За час до свадьбы встретил брата – и ничего ему не сказал. Сестре написал: «Я женился. Сей мой поступок нисколько не изменит моей жизни. Мать, наверное, говорит уже Бог знает что, но скажи ей, что перемен не будет решительно никаких, все останется по-старому». Бунину сказал: «Знаете, я женюсь. На Ольге Книппер». И сразу стал шутить, что лучше жениться на немке, чем на русской, она аккуратнее, и ребенок не будет по дому ползать и бить в медный таз ложкой…»,
            Главное – его условию она полностью соответствовала!
            Чехов – уже жил в Ялте, Книппер – блистала в театре в Москве. У них было в основном «супружество в письмах».
Она: «Я ужасная свинья перед тобой. Какая я тебе жена? Я очень легкомысленно поступила по отношению к тебе, к такому человеку, как ты. Раз я на сцене, я должна была остаться одинокой и не мучить никого».
Он: «Если теперь мы не вместе, то виноваты в этом не я и не ты, а бес, вложивший в меня бацилл, а в тебя любовь к искусству».
«Значит, ты меня уже бросила? Уже не любишь? Если так, то напиши, и я вышлю тебе твои сорочки, которые лежат у меня в шкафу, а ты вышли мне калоши мои глубокие. Если же не разлюбила, то пусть все остается по-старому».
            Почему-то, почему-то Книппер, актрису «пахнущую вином и туманами», не любили ни родственники, ни друзья, ни коллеги, ни читатели.
            Зато Антон Павлович и Ольга Леонардовна любили друг друга. Очень хотели детей, очень. Но…. Первая беременность – выкидыш…. Вторая – она упала на сцене в открытый кем-то люк….
            Ольга Леонардовна Книппер-Чехова в последний раз посетит Мелихово в 1958 году.
Чахотка.
«Антоша опять пробỳхал всю ночь».
            В 1899 – Чехов продал Мелихово, и со всей семьёй переехал в Ялту.
            Жене он навещать себя не разрешал, сам изредка наведывался в Москву и даже собирался пожить там в новой подготовленною ею квартире. Но… пошел в Сандуновские бани, увидев там какого-то знакомого, выскочил как следует не просохнув… зимой….
            Врачи его срочно направили на юг Германии.
            Приехала жена. Чехов попросил позвать доктора, сказал: “Ich sterbe” – Я умираю”. Доктор осмотрел больного и велел … выпить бокал шампанского. И пока Чехов пил, Ольга Леонардовна гонялась за какой-то непонятно откуда появившейся черной бабочкой. Поймала. Обернулась….
            Чехову было 44 года.
 
            Сначала мы пошли в Главный дом. Показали билетики и начали знакомиться с комнатами. Всего их 9 – (1)Прихожая-тамбур, (2)Рабочий кабинет А.П.Чехова, (3)Гостиная, (4)Комната сестры Марии Павловны, (5)Пушкинская, (6)Спальня А.П.Чехова, (7)Комната отца Павла Егоровича, (8)Коридор, (9)Столовая.
            Дом Чехова небольшой, но, действительно, чрезвычайно «домашний», в смысле уютный. Хотя эти стены уже не помнят того чеховского духа – настоящий дом развалился (или сгорел?) в 1929, а современный – восстановлен по рисункам сестры Марии Павловны в 1951.
            Сразу нам стало понятно, что хотя какую-то информацию о доме и его хозяевах и можно почитать на информационных листках в каждой комнате, но этого очень-очень мало, и поэтому мы просто беззастенчиво прилипли к экскурсии в соседней комнате.
            Немного о том, что вы увидите:
Кабинет. «Лучшая комната была отведена Антону Павловичу. Большая, с огромными венецианскими окнами, тамбуром, чтобы не дуло, с камином и большим турецким диваном, на котором написанные его причудливым, но разборчивым почерком страницы последнего рассказа, лежали планы, чертежи, сметы больниц и школ. Зимой окна до половины заносило снегом. Иногда зайцы заглядывали в них их сугробов… А весной в окна смотрели цветущие яблони…»
            Сейчас окна выходят в вишневый сад и на огород «Юг Франции». Стены в портретах и картинах. Письменный стол. За ним Чехов написал более 40 произведений. На столе – портрет Чайковского с дарственной надписью и Лики Мизиновой. На стене – несколько портретов Л.Н.Толстого. Они встречались в 1895.
«Толстой то, Толстой! Это по нынешним временам, не человек, а человечище, Юпитер».
«Читаю пропасть».
Гостиная. Она маленькая и даже тесная. Здесь стоит рояль, столик для лото, на стенах развешаны картины. А главное, отсюда открывается стеклянная дверь на открытую веранду. Она длинная, пристроенная ко всему торцу дома – дощатый пол, навес, резная балюстрада, круглый столик под кружевной скатертью, свисающей до пола, плетеные кресла…. Одного взгляда на эту бежевую веранду достаточно, чтобы моментально молниеносно понять, осознать, что здесь, отсюда родом все герои чеховских пьес.
«Благодаря озеру и саду, в лунные часы и закатные вечера, Мелихово было красиво и волновало фантазию… Здесь Чехов писал… и много подробностей навеяно обстановкой Мелихова…».
            Я специально убрала из этой цитаты Немировича-Данченко название «Чайки» - потому что, думаю, эти слова относятся и ко всем другим его и пьесам, и произведениям.
            В этой тесной гостиной пела Лика Мизинова. Чехов «любил музыку и умел слушать её». Здесь гости наблюдали «красную луну» и играли в лото. На стенах висит много работ брата Николая («Девица в голубом», «Девушка, спешащая на свидание», копия фрагмента «Меньшикова в Березове») – человека также одаренного, но не амбициозного. А также картины Поленова и Левитана.
«У меня по целым дням играют и поют романсы в гостиной, рядом с моим кабинетом, и поэтому я постоянно пребываю в элегическом настроении».
            Сейчас на улице перед верандой чеховского дома поставлены ряды скамеек – получается что-то типа летнего театра под открытым небом.
Отсюда вход в спальню Марии Павловны. Любимая сестра – Ма-Па. Она художница, учительница истории и географии. Отказалась от личной жизни, лишь бы «не нарушать течения жизни Антоши».
«Маша занималась всем по имению. Хрупкая, нежная девушка надевала толстые мужские сапоги, повязывалась белым платочком, из-под которого так хорошо сияли ее глаза, и целые дни пропадала то в огороде, то в поле, то на гумне, стараясь, где возможно, оберечь «Антошу» от лишней работы».
Комната – розовая, и везде, везде на стенах её картины, на столе кисточки, у окна мольберт. Маша – это Соня из «Дяди Вани».
«Пушкинская комната» или Проходная, или Газетная, или Читальная, или Малая гостиная. Здесь висит портрет Пушкина, а также прекрасные фотографии всех членов семьи Чеховых – «Хозяева у крыльца мелиховского дома (первые дни приезда), «Родители на веранде», «Мария Павловна на огороде «Юг Франции», «Братья Чеховы».
            Очень интересно узнать о старшем брате Антона Павловича – Александре. У него тоже был писательский дар, он много писал в газетах и журналах, а главное - его сын Михаил (от второго брака с гувернанткой) – актёр и режиссер, эмигрировал в Америку и там основал свою знаменитую на весь мир театральную школу.
            В этой комнате-проходной замечательные окна – опять витражи их ярких красных, желтых, синих треугольников. Очень красивые.
Спальня А.П.Чехова. Узенькая и довольно маленькая, но светлая, и главное – с большим письменным столом, за которым «иногда, по ночам» писал Чехов. На столе – зеленая лампа. По-моему, экскурсовод говорила, что ковер на стене подлинный. В углу удочки. Окна выходят на пруд «Аквариум» и в заросли цветов. Чехов шутил, что «пруд находится в 20 шагах от дома, и удочку можно закидывать прямо из окна спальни».
 «Когда приедешь, привези для себя и для меня по удочке для ловли карасей».
Комната отца Павла Егоровича. Это узенький пенальчик с темными иконами в тяжелом деревянном киоте в углу, и развешанными всюду пуками сухих лекарственных трав. На стуле – его скрипка. На стенах – его рисунок «Иоанна Богослова», семейные фотографии, рисунки Маши. Правда, в комнату, конечно, не пускают, а издалека не очень хорошо видно. Здесь и делал старший Чехов свои знаменитые записи: «Миша женился», «Антон сердит».
Коридор. Очень длинный и тоже с разноцветными окнами. В центре – старинный буфет – его сделал мелеховский мастер по заказу Чеховых. Рядом два сундука – в них хранились вещи.
«Мать, наконец-таки, вытащила из сундука моё осеннее пальто».
            На кухонной полке (рядом была кухня) – разная утварь. На стене портрет Чехова – написанный по заказу Третьякова для своей галереи. Художник Браз специально ради этого приезжал в Мелихово, но портрет не удался. Его пришлось переписывать, и сейчас первый – висит здесь в Коридоре, а второй – в Третьяковке.
Столовая. В центре огромный обеденный стол. На нем (под стеклом) фарфоровый сервиз Vileroy&Boсh на 48 персон. Как же ему радовалась мать – Евгения Яковлевна! Даже Павел Егорович отметил событие в своём дневнике: «Приехали Лидия и Маша. Привезли Столовый сервиз». Справа на столике стоят две реликвии: красная сахарница, привезённая Чеховыми ещё из Таганрога и «умный» кофейник на спиртовке, который стоял для вида, а варили кофе в «глупом» обычном.
«Спасите меня от кофейников! Со смирением переношу сий деспотизм, но когда чиновная особа (Миша) уезжает на службу, я бросаю умный кофейник и варю себе в простом».
М.Дроздова: «Идешь в уютную столовую, видишь милые, приветливые лица. Сразу чувствуешь покой. В столовой с дешевыми обоями под дуб ждет нас горячий ужин».
«Ах, батюшки, Антоша есть хочет!».
Отсюда из Столовой вход в спальню матери, но туда не пускают.
Рядом с Главным домом стоит резной столб с небольшим колоколом. Это идея Антона Павловича. Гостей было много, все разбредались и на обед было ни до кого не дозваться. А бумкнешь в колокол в 12 дня – и сразу все слетались. Это был сигнал к обеду для всех, в т.ч. и для местных крестьян.
 
Второе наше посещение – это Кухня. Раньше она была в самом доме, потом для неё выстроили отдельный домик. Здесь власть принадлежала кухарке Марьюшке. Здесь же в соседней комнатке с деревенским интерьером жили горничные Марья, Анюта, Варя, Дуняша. Чехов с сестрой учили их грамоте.
Из «Папашиного дневника»: «Превосходно удались Марье налистники», «За обедом был пирог очень хороший, пекла Марьюшка».
Из «Папашиного дневника»: «У нас открылась школа, учатся читать грамоте домашняя прислуга Анютка и Машутка. Преподают им педагоги: Маша и Антоша».
«Машутка» потом даже работала в музее Чехова в Москве.
 
Третье посещение – Флигель.
А дальше экскурсовод нам показывает Аллею любви . Это - неширокая тропинка за Флигелем. Если стоять спиной к входу в Главный дом, то она (аллея) впереди. Она начинается - от пожарного сарая (слева, сохранился), заканчивался – возле бани (справа, пока не восстановлена) или около дерева с большущим 3-х входным скворечником. С одной стороны её окаймляют высокие деревья с другой – ряд оранжевых густых лилейников (в июле). Очень красиво. Идти по ней нужно по часовой стрелке. Почему столько «инструкций»? . Потому что, если пройти полностью всю Аллею любви молча, ни с кем не разговаривая, от начала до конца, то – обязательно исполнится загаданное желание (особенно любовное). Экскурсовод сказала – зуб даёт, у неё исполнилось. При этих словах почти вся женская и основная часть экскурсионной группы отделилась от гида и понеслась по аллее.
Кстати, этот дивный 3-х комнатный скворечник в конце Аллеи любви придумали братья Чеховы и назвали «Питейным домом братьев Скворцовых». Это был намёк на то, что, когда Чеховы переехали в Мелихово, здесь не было ни школы, ни больницы, зато три кабака. Сейчас скворечник висит на клене, а раньше – он висел на старом мощном дубе, который Чехов называл «Мамврийским». Сейчас этого дуба уже давно нет.
«Здесь изобилие скворцов. А скворец может с полным правом сказать про себя: пою богу моему дондеже есмь. Он поет целый день, не переставая».
 
Ну, а далее мы пошли на Сиреневую аллею и в Амбулаторию.
Амбулатория.
 «Я не барин, я лечить вас буду».
«За все лето я так насобачился лечить поносы, рвоты и всякие холерины, что даже сам прихожу в восторг».
«У меня ничего нет готового. В ожидании холеры я был назначен участковым врачом, и почти все лето у меня прошло в медицинских заботах. Правда, в Серпуховском уезде холеры до сих пор не было, но ожидание её, организация пункта, амбулатория и разъезды (у меня в участке 27 деревень) отнимали у меня и время, и желание писать. Двум богам служить нельзя».
«Служил я в земстве, заседал в Санитарном совете, ездил по фабрикам и мне это нравилось».
            Чехов – врач. Он избран земским гласным в Серпухове и поэтому обслуживает «медицинский участок» - 27 деревень, 4 фабрики и мужской монастырь. Приём он ведет на собственные деньги. Сейчас домик «Амбулатория» разделен на две части: в одной – врачебный кабинет-музей, с процедурным столиком, разными склянками и даже «козьей ножкой» для выдирания зубов. А что! – сельский врач – мастер на все руки, и роды принять мог, и лечить, и оперировать. Во второй половине – действующий кабинет медпомощи. Не знаю, пропорционально ли там соотношение «турист-качество медобслуживания», но в целом такой подход к наследию Чехова трогает – это очень приятно, и важно. Кстати, давление там вам померят точно. Здесь ещё на бревенчатой стене висит жк-телевизор и можно посмотреть фильм «Доктор Чехов». Еще висит старинная карта – мы попросили показать (сами не нашли), где находится Лопасня, т.е. г.Чехов – нам показали. Перед входом – огородик-клумба с большим таки набором трудолюбиво высаженных и цветущих лекарственных растений.
            Амбулатория находится на Сиреневой Аллее. Весной, думаю надо сюда приехать исключительно из-за именно этого сиреневого удовольствия – здесь высажена сирень разных сотов, а аллея длинная…!
«Возьми у Иммера или в любом цветочном магазине просвирняк; шпажник, луковицы; мальва, семян и корней. Возьми полфунта желтой акации семян и спроси, почем Иммер в своем садовом заведении продаёт сирень?».
            В конце аллеи на небольшой площадке под елями на постаменте стоит бюст Чехова (скульптор – И.Мотовилов, 1951). Считается - это первый памятник Чехову в России.
            В конце экскурсии экскурсовод пригласила всех в августе на празднование Яблочного Спаса в Мелихово, сказав, что специально для этого мероприятия всем желающим будут раздавать фирменные чеховские рецепты всевозможных варений. А ещё, сказала она, у нас проводятся замечательные рождественские ёлки для детей. Вот официальная страница музея: http://www.chekhovmuseum.com - здесь можно найти информацию как раз и о датах проведения всех этих мероприятий в музее.
            Чехов очень дружил с Левитаном, у которого здесь вспыхнул роман с соседкой Софьей Кувшинниковой, тоже художницей. У Паустовского есть просто замечательный рассказ о Левитане, очень рекомендую его прочитать – это и дополнительная краска к Мелихову, к чехово-левитановской  дружбе, и вообще познавательно: http://www.lib.ru/PROZA/PAUSTOWSKIJ/isaak_lewitan.txt.
            Перед входом в усадьбу висит большая карта-схема Чеховского музея-заповедника. Одной усадьбой он не ограничивается, можно сходить/съездить и посмотреть: почту и школу, которые он построил, а также «Медпункт доктора Чехова» и «Музей писем».
            Усадьба Чехова Мелихово оставляет сильное впечатление – здесь проникаешься его настроением и взглядами на мир, его отношением к людям и к жизни, здесь временная прослойка между писателем и вами исчезает. Когда мы вошли в прихожую Главного дома, то там, на музейной вешалке висит пальто – и я сразу вздрогнула: фасон того времени, и такое явно носил не только сам Чехов, но и его персонажи. Интеллигентность, благородство, трудолюбие, самопожертвование, любовь. Здесь всё этим пропитано. Гуляя по саду, я опустила нос в махровую пушистую астильбу и вдохнула запах. Аромат Чехова…, да, я почувствовала, поймала это ощущение именно здесь в его любимом Мелихове.
«Хорошо, если бы каждый из нас оставлял после себя школу, колодец или что-нибудь вроде, чтобы жизнь не проходила и не уходила в вечность бесследно».
            Чеховское наследие: http://public-library.narod.ru/Chekhov.Anton/
            Герб города Чехова (Лопасни): «В верхней части на золотом фоне изображена Кремлевская стена, символизирующая принадлежность города к столичной области. Ниже на голубом фоне помещено стилизованное изображение Чеховской чайки, указывающее на происхождение названия города - по имени великого русского писателя А.П.Чехова, который жил сравнительно долгое время в усадьбе Мелихово, расположенной в районе…».
           
            Находится на той же дороге, что и Мелихово, только ~ в 17км от него.
            Мы знали, что там родник, люди набирают воду, можно окунуться в купель. Поэтому полотенце взяли, правда, канистры забыли. Думали, сейчас по быстрому заедем, посмотрим что там, и рванем в Давыдову пустынь. Но оказалось….
            Начну с дороги. Когда мы подъезжали к селу Талеж – раскинувшийся перед нами ландшафт поразил. Он был непросто красив – а изысканно красив. Здесь крайне живописное сочетание оттенков зеленых травы и леса: яркого-молодого и тёмного-сочного, а также гармоничное сочетание рельефов земли – просторных вольных высоких лугов и оврагов.
            Тот, кто рисовал на земле Талеж – смешал здесь захлёбывающуюся русскость и аристократизм….
            На родник – асфальтовый поворот налево перед деревенскими домами. И первое, что нас поразило – несмотря на достаточно раннее время - ~12 утра – мы увидели очень много машин. Поскольку здесь мы первый раз, поэтому масштабов авто-плотности поначалу не поняли и продолжили медленно пилить в авто-потоке по узкой дороге к роднику, в надежде всё-таки выехать на парковку, хотя краем глаза отмечали моментальную боевую готовность почти каждой машины впереди нас, занять любую свободную щель на обеих обочинах. Но мы упёрто допилили всёж-таки до искомого «главного» паркинга, и даже нашли там себе место (а это практически чудо). Но муж, не успев припарковаться, тут же заметался с криком, что не имеет ни малейшего понятия, как потом отсюда выехать!
            Я напишу сразу, не оставляя напоследок – возвращались мы проблематично. От поворота от дороги, с которой мы свернули на эту и до конечной парковки - ~1км – и вся, вся, вся дорога – все, все, все её обочины, вплоть до главного шоссе были заняты припаркованными авто. А дорога сама по себе узкая, т.е. при забитых обочинах – либо поток едет в одну сторону (например, к роднику), либо в обратную (на шоссе). Многие выезжают задом. Нам снова повезло – прямо впереди нас как ледокол пёр туристический автобус, и поэтому (только поэтому!) - встречный поток сдавал назад или забивал незабитые щели на обочине, а мы шли вперёд. В противном случае при равной авто-силе возможна ситуация столкновения машин как двух баранов лбами – не пропустит же никто! И некуда!
            Не постесняюсь в связи с этим дать совет: не ловитесь на заманчивое желание проехать по дороге к роднику подальше и поглубже. Если у вас с собой не 25 канистр, которые вы собираетесь заправить водой, то лучше припарковаться недалеко от шоссе, с которого вы свернули, а потом от родника дотопать. Иначе вам предстоит цирк с возвращением и выруливанием с обочины. Пишут, что это ситуация характерна для выходных дней, если приезжаете в будни – то гораздо проще. Но думаю, что людей там всегда очень много.
            Здесь же на забитой парковке разместились и продавцы сувениров, и я успела выхватить в толпе себе книжку Ю.Сбитнева про Талеж. Как же я люблю такие краеведческие книги. Авторы обычно – любящие землю, на которой живут, люди, и которые совершенно бескорыстно (тираж таких книг очень маленький, в данной случае 500 экземпляров) ходят, собирают по крупицам информацию, разговаривают со старожилами, исследуют, додумывают, предполагают и т.д. Благодаря ей, а не интернет-источникам, я и узнала историю родника.
            От парковки до родника надо пройти ещё ~200м. Причем не по глиняной тропочке, а по отличной асфальтовой дороге вдоль новенькой кирпичной ограды с красивой кованой решёткой. В потоке людей мы доходим до ворот с коваными розами – оказывается, родник находится на территории Давыдовой пустыни и охраняется.
            Сказать, что лесная территория благоустроена – ничего не сказать. Но, думаю, обязательно нужно поблагодарить Бога, монахов, спонсоров, за то - что сейчас у нас перед глазами.
            Мы на вершине холма. Родник внизу, в овраге, и к нему нужно спуститься, что мы и делаем – сначала по пологим каменным ступенькам, потом по каскаду деревянных лестниц с ажурной кованой решёткой по бокам и перилами. Глаза разбегаются. Не знаем на что смотреть.
            Кроме родника, в овраге – ручей, стекающий по склону, выложенному булыжником; прудик; через него горбатый мостик с витыми решётками; бревенчатые купальни и миниатюрная церквушка со звонницей. Дети визжат и прыгают по камнями, ручей журчит, народ набирает воду.
            Лестница, по которой мы спускаемся – выводит к самому роднику, т.е. к месту откуда он бьёт. Сейчас здесь - торжественная каменная надкладезная часовня из белого гранита, с золотым куполом на бордовых мраморных столбах, под которым находится открытая икона Божией Матери «Живоносный источник». Родниковая вода собирается в гранитный прямоугольный водосборник, окаймленный кованой решёткой. И оттуда льётся через несколько позолоченных краников в большие гранитные чаши.
            Дальше спускаемся ещё ниже – это дно оврага, или поляна, или своеобразный остров, который образуют два ручья из родника (впадающие потом в местную речку Самородину). Здесь на каменной площадке располагаются очень маленькие, буквально кукольные, и очень красивые церковь во имя преп.Давида и звонница. Здесь же чуть дальше можно полюбоваться беседкой с золотым ангелом на крыше и естественным потоком родникового ручья, весело журчащего свои песни, текущего среди деревьев.
            Все в густом и красивом лесу!
            Здесь же – два бревенчатых домика-купальни для М, и для Ж. Надо определяться – идём или не идём. Муж мужественно и решительно говорит: … «Нет, нет, нет, ни за что!». Я, дрожа и переминаясь с ноги на ноги, обнимаю тонкими руками свой полотенчик и плетусь занимать длинную очередь в наш женский домик. С каждым шагом моё и без того неустойчивое состояние теряет остатки последней устойчивости. Я себе напоминаю желе. Когда, наконец, оставляю босоножки у дверей, то в надежде топчусь ещё хоть немного – а вдруг там внутри очередь, а вдруг нет мест? Но места на лавке в купальне, к огромному сожалению, свободны и в наличие, и вот я уже стою у края лесенки в купель. Которая, надо отметить, находится в прекрасном состоянии – ~3х3м, металлические современные поручни, голубой кафель, чистейшая хрустальная вода мерцает…. Всё просто отлично, вот только водичку бы кто подогрел, а то в 4˚ разве можно залезать нормальному человеку? … Я уже в воде до половины. Лёд теплее! Волосы на голове практически стоят в вертикальном положении от холода, от ужаса, и от женской слабости характера. Но это уже мой третий опыт окунания, и я знаю, что потом – будет, мне будет, да, мне будет замечательно и необыкновенно хорошо! В общем – три раза с головой, и с молитвой «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!»…. Я сделала это!
            Состояние, когда вылетаешь из ледяных объятий купели – невозможно описать словами. Какое-то чистое счастье. И радость. И тело жжет изнутри, становится горячо и даже жарко. Прегордая я вылетаю из купальни и по красивейшему мостику с обязательной ажурной кованой решёточкой бегу хвастаться подвигом к околачивающемуся на площади мужу.
            Кстати! Справедливости ради обязательно замечу – что очередь из представителей сильного, т.е. мужского пола в свою купель, была раз в 5 короче очереди представительниц слабого женского пола! JJJ Возвращается матриархат?
            В таком прекрасном благоустроенном виде родник в Талеже находится почти ничего - ~ c 2002г. Нашлись люди, и которые денег дали, и которые проконтролировали движение этих денег по назначению. Хотя… начиталась отзывов – и во многих прослеживается – ага, капиталы известно кому и неизвестно как достались, не всё ли равно на что тратить…. Ну, не скажите, не скажите. А вот вы бы лично смогли при наличии средств не купить себе любимому яхту навороченную или болид из Формулы-1 для пополнения личного автопарка, отказаться от новой шляпки и от путешествия на луну или не направить финпоток на пристройку 10 этажа к своей личной дачке – а потратиться на непонятный родник? Ааа, то-то. Не судите – и не судимы будете.
            «Господь сказал: А кто будет пить воду, которую Азъ дамъ ему, тотъ не Будетъ жаждать во века: но вода, которую Азъ дамъ ему Сделаетъ въ немъ источникъ воды, текущий въ жизнь Вечную».
            «Сей Святый Источникъ – древнее Место Молитвенного Поклонения на Руси. В водахъ его принимали святое крещение Наши благочестивые предки. Да не иссякнетъ память о них, как не иссякаетъ вода сия. Осени себя крестным знамением, христианинъ, и помолись за СВЯТУЮ РУСЬ».
            Эти замечательные слова выбиты на глыбе карельского мрамора перед спуском к роднику.
            А родник – вовсе не безымянный, есть у него древнее название – Венница.
            Что это означает?
            «Вен» - есть в словах венчание, венец. В словаре «живого великорусского языка» Даля его нет. Зато в старинной русской частушке оно сохранилось: «У нас нынче венница, нынче Ваня женится!» А ещё Веничем (Венцом) назывался сентябрь, месяц когда заканчивались все работы и праздновались весёлые свадьбы.
            Венница – это свадьба по-древнеславянски.
            Наши предки всегда почитали и славили природу. Родники особенно. В Веннице, говорят, вода необычайно вкусная, «редковкусная» и «лучше, чем горная».
            К этому роднику издавна и по бездорожью шли молодожены. «Обычай такой! Вся родова наша сюда со свадьбой шла. И бабушки, и дедушки, и которые до них…. Всегда. За ради доброй жизни молодых. Место хорошее – святое»…. Может их тут невидимый славянский бог Венич благословляет?….
            У этого родника Венницы есть много загадок.
1. Здесь в овраге всего 7 родников и они питают речку Самородину.
2. Ровно на противоположной от Венницы берегу этой родниковой речки есть ещё один ключ. Если соединить их воображаемой чертой, то, пересекая прямую линию Самородины – получается православный крест.
3. Здесь в окрестностях Талежа растёт много трёхглавых деревьев – трикирий. Это и берёзы, и сосны.
4. Главное – вокруг родника летают огоньки…. Люди, видевшие их, говорят, что они похожи на «пламень церковной свечки», но разного цвета – белые, голубые, жёлтые, и разного размера – крохотные, с яйцо, и больше. Возникают они во все времена года. Иногда очень часто, иногда реже. Возникают только там где на землю выходят все родники. Несмотря на скептицизм материалистов – огоньки летали, летают и будут летать. Об этом знали ещё с давних времен и когда-то люди называли эти огоньки – ангелами….
            Талеж – вообще удивительная и полная загадок местность. Одно название чего стоит. А ещё здесь есть Княжий луг и Бахирев овраг. Откуда эти дивные названия? Оказывается – из истории.
            Талеж – имеет два возможных способа толкования.
1. «Живец, ключ, родник, водяная жила». Это из «Толкового словаря» Даля.
2. Талец – имя боярина из свиты князя Владимира, который причастен к убийству его сына Бориса. После совершенного боярина замучила совесть и он поселился здесь в лесах, искренне раскаялся, построил дом у слияния двух речек, возделывал землю, учреждал ловы, к нему потянулся народ и так мало-помалу появилось селище под названием Талеж. Это предание из древней летописи.
            Княжий луг – связан с именем князя Дмитрия Донского. На поле Куликово он вместе с войском шёл из Москвы на Коломну, оттуда к реке Оке на «Сенькин перевоз». Историки ищут путь Дмитрия Донского и предполагают, что «княжья дорога» проходила именно здесь через Талеж и его леса. Откуда-то из дальних времён сохранилось утверждение, что из родника Венницы пил воду князь Дмитрий Донской, и  поэтому громадный луг, начинавшийся сразу за оврагом-крутояром с родниками, народ назвал Княжьим.
            Бахирев овраг – идёт от древнего русского слова «бахирь» - сказитель, песенник. И этот лесной овраг располагается в окрестностях села. Раньше талежане добывали оттуда белый камень, а ещё раньше – интересно, кто там талежанам сказы-сказки расказывал ?
            А ещё здесь есть Говорова поляна. Но название у неё от местного крепкого крестьянского рода Говоровы. По этому же принципу здесь есть Спирина лощина, Горбатова, Толчёнихина. Это древние фамилии и все эти семьи были очень многодетны…. Так что однофамильцы – приезжайте сюда, выясняйте свои генеалогические ветки….
 
            Этот монастырь находится в посёлке Новый Быт – и именно это название надо искать на карте. Доехать до него легко, но как-то запутанно. Мы прочитали один отзыв, в котором люди пытались проехать к нему через Талеж, но «там нет прямой дороги» и им «пришлось вернуться на Симферопольскую трассу». Я в связи с этим специально уточнила у экскурсовода в Мелихово, как доехать до Давидовой пустыни и она тоже подтвердила – возвращайтесь на Новую Симферопольскую дорогу (М2), езжайте в сторону Серпухова, примерно через 10 минут на правой стороне увидите кафе «Хуторок» (?) и заправку, сворачивайте к ним, объезжайте справа и там дорога к монастырю.
            Мы всё нашли – оказалось там совершенно незаметный  с шоссе выезд на дорогу на Новый Быт (после объезда заправки поворот – направо!) и через несколько км уже были у монастырских ворот.
            Единственное, внесу одну ва-а-жную тонкость – а таким путём можно и не ехать …. В деревне Васьково на Т-образном перекрёстке мы видели два указателя: налево – Мелихово, а направо – Новый Быт. И эта дорога коротко и прямо выводит к монастырю. А мы своим путём подъехали как бы через круговой объезд (зачем??). Вот если бы люди не написали «надо выезжать на Симферопольское» - мы бы доверились бы своим глазам и внятному указателю J. Там, действительно нет прямого проезда через Талеж, но через Мелихово (Васьково) – есть.
            Давидова пустынь оставила огромное впечатление.
            Это очень неоднозначное место в плане истории (современной), но однозначно – хорошее.
            Почему я так странно пишу? Потому что в мыслях активно не соглашаюсь с массой откликов: «религией и верой не пахнет», «не то место, где хочется открыть душу», «усыпальница братков».
            Да, действительно, в настоящее время – Вознесенская Давидова Пустыньодна из самых отлично отреставрированных и отлично восстановленных обителей.
            Да, действительно, на её территории есть некрополь, где нашли упокоение наши современники.
            И, действительно, у них роскошные памятники. И, возможно, их профессиональная деятельность далека от идеальной.
            Антона Малевского – называли алюминиевым королём России и считали лидером Измайловской преступной группировки. Геннадий Недосека - бывший руководитель администрации Чеховского района с «неоднозначной» репутацией.
            И какой из этого вывод? Неужели только один?
            Давайте подумаем. Может быть, этим людям было некуда потратить свои «непонятного происхождения капиталы»? Они же легко могли вложить их в сеть казино, острова, яхты, супермашины, драгкамни и драгметалл, дачи и квартиры. Но вложили они их почему-то в совершенно развалившийся монастырь. Точнее в руины и безглавые остатки церквей. Значит, что-то ими двигало? Что-то было в душе, чтобы сделать именно этот шаг и в этом направлении, а не в обратном? Значит, пытались люди всё-таки сделать что-то не просто хорошее, а очень хорошее и светлое. И сделали. И что «поимели с этого»? Между прочим, в расцвете лет – один погиб с парашютом, другой в автоаварии – и находятся теперь здесь, в восстановленном ими монастыре, только глубоко.
            А люди, проходящие мимо, отворачиваются, перекашиваются и плюются – фи, это грязные деньги, фи, знаем-знаем, чем они там себе занимались, фи, это недостойно даже нашего простого спасибо.
            А что так усиленно фикать-то? Эти люди перед Богом уже ответили, и за всё плохое, и за всё хорошее. Один Бог нас может судить. И одному Богу известно, в какую ты можешь попасть ситуацию и на что ты окажешься в ней способен.
            И почему фиканье этих людей заканчивается сразу за этой монастырской оградой? Заметим, что массы, массы русских олигархов и бизнесменов, политиков и чиновников (бандитов ведь уже в нашей стране давным-давно нету! J) вкладывали, вкладывают и будут вкладывать свои «честно заработанные» и в сети казино, острова и яхты…. И их вообще не волнуют и не колышут никакие разваливающиеся монастыри, которых по всей России несметное количество. Да гори оно огнём проблемы монастырские, когда на авторынок выкинули новую модель Буггати и подходит очередь на заказанную модную крокодиловую сумочку.
            Люди сейчас, какие-то, прямолинейно обработанные. Такое впечатление, что своя голова способна выдавать только вложенные извне масс-медиями шаблоны. Общегражданским долгом каждый считает суровое порицание. Прощение, понимание, сочувствие – это к «этому» не относится, конечно же. Очень удобная позиция, кстати. На фоне «плохих» лишний раз выделиться своей честностью, порядочностью и непричастностью. Мы выше всей этой грязи, да! И фикать, здесь гораздо удобнее – всего-то два раза. Можно и по всей России, конечно, заметить массу несправедливого, но там можно фикать годы с утра до вечера, да ещё и в ответ получить, не, это неудобно.
            Мне кажется, что именно этот монастырь – Вознесенская Давидова пустынь – есть лакмусовая бумажка для наших душ. Вот что у нас внутри запрятано, здесь активно проявляется.
            Когда мы вошли через ворота в высокой Колокольне – мы ахнули. У Давидовой пустыни – необычайно красивая территория. Все церкви и постройки находятся в идеальном состоянии. Есть круглый пруд. А от входа до центрального созвездия церквей ведёт длинная дорожка с аккуратно высаженными рядами золотыми подсолнухами. Так приятно! Людей мало, в отличие, от Талежа. Увидели телевизионную группу.
            Но обо всём по порядку.
            Все церкви и постройки здесь – разноцветные.
Колокольня со Звонницей (сер.19в.)– вход. На ней установлены часы с боем, каждый час воспроизводящие мелодию одного из церковных песнопений. На Звоннице – 7 колоколов (подарены прихожанами в 1996г.).
Впереди, в центре находятся 3 церкви. Они пристроены друг к другу.
ОранжеваяЗнаменская церковь – дорога выводит прямо к ней – классика (кон.19в.), у неё одна маленькая темная маковка.
ЖёлтаяНикольская церковь – слева – ампир (нач.19в.), у неё большой тёмный полукруглый купол.
БелаяВознесенский собор – справа – старинная русская (16-17вв.), пять тёмных маковок, одна со звездами.
За этими церквями – Некрополь. Здесь находится памятник-бюст герою Отечественной войны 1812г. генералу Дмитрию Сергеевичу Дохтурову
Слева от Колокольни:
Ярко-жёлтый длинный 2-х этажный корпус белой красивой лепниной – Игуменский корпус.
РозоваяУспенская церковь – классика (сер.18в.), одна большая тёмная глава-луковица и четыре очень маленьких луковичек.
Ярко-жёлтыйхрам во имя всех Святых – классика (нач.20в.), одна темная миниатюрная маковка с золотым узором. Здесь же – Трапезная.
Справа от Колокольни:
Круглый пруд – со скамейками, есть подмостки, очень тихое место, видны спинки рыб. Это место, откуда все делают панорамные снимки монастырского ансамбля, и ещё все снимают поголовно! – отражение церквей или Колокольни в зеркале пруда.
Справа по стене от Колокольни – красно-оранжевая Часовня над родником.
Справа и за центральными церквями – белые Братские корпуса.
 
            Монастырь был основан в 1515 году преподобным Давидом Серпуховским.
            Интересно, что в местном говоре и в древних летописях название монастыря звучало как ДавЫдова пустынь, с твёрдым русским «ы».
            Давыд или Давид (в миру Даниил из княжеского рода Вяземских) – ученик Пафнутия Боровского. В Боровском монастыре он пробудет – 40 лет. Там же – он встретит духовного друга Иосифа Волоцкого. И Давыд будет одним из 7-х монахов, которые поддержат Иосифа в разгоревшемся конфликте по поводу «строгости монашеского общежития». Именно отсюда из Боровска выйдут два устремления русского монашества: быть бедным физически, но духовно богатым (нестяжатели) и быть богатым в обоих случаях (иосифляне).
            Очень важно понимание, что «иосифлянство» - это не «разложение монашества», а твердое желание видеть монастыри процветающими или «опорой царя, и одновременно отличаться строгим уставом и широкой благотворительностью». Мне очень запомнилась одна фраза, которую я где-то услышала: «благодаря иосифлянам наши русские монастыри такие торжественные и красивые». Только не надо сразу думать, что Иосиф Волоцкий - автор идеи «о праве церкви владеть недвижимым имуществом» ел икру ложками и носил соболиную шубу. Это же примитивное прямолинейное мышление. Сила истинного русского монаха – в духе. Сам Иосиф ходил с деревянным неокрашенным посохом, в схимнической темной одежде, нитяной мантии, питался очень скудно. Но монастырь у него – был на загляденье.
            С такими же идеями пришел сюда на эту землю и монах Давыд из Боровска.
            Он выбрал замечательное сильное место – высокий берег реки Лопасни.
            Вместе с четырьмя иноками-помощниками построил деревянные – две церкви, кельи, трапезную.
            Самый древний и соответственно самый первый каменный храм в монастыре – белый Вознесенский собор (Вознесения Христова). Он датирован – нач.16 века. Его перестраивали позднее, но фрагменты древней кладки остались до сих пор. Очень красивый храм, но внутрь мы не попали – было закрыто (здесь церкви открываются только во время проведения утренних и вечерних служб). Но из случайно долетевшего разговора телевизионщиков, бегающих с аппаратурой, мы поняли, что им собираются открыть эту церковь, чтобы они увидели чудесную икону Богородицы «Знамение».
            Монастырь возводился медленно, даже очень медленно. В Смутное время был дочиста разорен литовцами. Мы считаем монастырь «иосифлянским», а значит «богатым», но в кон.18в. при Екатерине IIон признан второсортным или заштатным, а в кон.19в. «пришёл в такой упадок, что в храмах нельзя было не только молиться, но и заходить внутрь было опасно: кладка расшаталась, древние фрески и штукатурка облетали, кровля прогнила».
            Все храмы были закрыты, но мы каким-то чудом попали в центральную оранжевую Знаменскую церковь (в честь Знамения Пресвятой Богородицы) – именно с этой иконой пришёл сюда преп.Давыд из Боровска, а потом именно в этой церкви он нашёл упокоение, и в 1997 здесь были обретены его святые мощи.
            Церковь открыл для нескольких человек-паломников подошедший батюшка. И внутри храма он водил людей, показывал им святыни и подробно рассказывал обо всём. Мы тоже, пользуясь случаем, зашли, и сначала я стеснялась подходить близко и слушать, а потом почувствовала – что он рассказывает для всех и эти люди не были его личными знакомыми, как сначала показалось.
            Честно говоря, ни в одном русском храме – я не видела столько святынь.
            Слева у алтаря под красивой резной сенью находится рака с мощами преп.Давида. Он пришёл сюда примерно в возрасте 60 лет, а ушёл в мир иной - примерно в 74 года. А потом стал появляться во снах разным людям, исцелять, помогать им, совершать чудеса – приглашал в гости к себе в Пустынь, спрашивая: «Что ко мне не побываешь?».
            Слева у входа - головка Вифлеемского младенца (из 14 000 избиенных от Ирода). (Когда я подошла, батюшка даже открыл мне верхнюю стеклянную крышечку).
            Справа от входа (всё, что я запомнила) – частички мощей Сергия Радонежского и его родителей, Кирилла Белозерского и тоже с родителями. Батюшка очень подробно рассказывал к каким мощам и с какой просьбой нужно прикладываться.
            Как жаль, что я не запоминала – думала, вот приеду, почитаю, поищу и всё узнаю. Но оказалось – ошибалась. Вот всё, что удалось найти:
«Огромное количество святынь, привезенных из Греции и стран Ближнего Востока, привлекает в обитель паломников».
«Сейчас в монастыре находится частица мощей преп. Моисея Угрина в числе более ста пятидесяти частиц мощей святых угодников Божиих.
«Тут находятся частички мощей святых Николая Угодника, Евстафия Плакиды, Германа Аляскинского, Дмитрия, Авраамия и Исайи Ростовских, Ферапонта Лужецкого, Моисея Угрина. Есть даже ковчег с мощами святых Вифлеемских младенцев, частица подлинного Гвоздя Распятия Господня, частицы хитона Господня и ризы Пресвятой Богородицы».
            Удивительное мистическое совпадение: Моисей Угрин (Венгр) – боярин, служивший князю Борису (сыну Владимира Красное Солнышко) и свидетель его убийства, а боярин Талец был участником (раскаявшимся) этого злодеяния. Мощи одного – в Давидовой пустыни, имя другого – у Талежа.
            Давидова пустынь – это похоже чистилище душ.
            В сер.30-х гг. монахам было приказано покинуть монастырь. «Кто смог - ушел к родственникам и знакомым в близлежащие деревни, а оставшихся в одну ночь увезли на грузовиках в неизвестном направлении. Через две недели собрали и тех, кто ушел, и также ночью увезли». На колокольне развевалось красное знамя. В храмах разместили клуб, столовую, спортивный зал, гаражи и склады.
            В 1937г. архимандрит Валентин, который ушёл жить в поселок – был убит «неизвестными».
            В нач.90-х настоятелем Давидовой пустыни стал отец Герман, который пришёл для восстановления монастыря. Он рассказывал:
            «Когда мы пришли в монастырь, то столкнулись с множеством проблем: в монастыре жили семнадцать семей, на территории монастыря находились сельскохозяйственный техникум, столовая, сельская администрация. Нас встретили не очень дружелюбно, особенно коллектив техникума (Чеховского механико-технологического). Директор техникума не хотел отдавать храмы. Зимой мы жили втроем в двух комнатах в угловой башне…».
            «Когда мы стали обустраиваться, оформлять интерьер храма, то заказали два ковчега под частицы мощей. Их выполнили, сообщили мне стоимость, я собрал всю монастырскую казну и отдал за эти ковчеги, а на обратном пути думаю: «Господи, отдал ведь все деньги, на что завтра хлеб покупать будем, не знаю». Это было, помнится, в пятницу, а в субботу у нас служба: за Литургией молится благочестивая православная чета, которая после службы подает мне конверт: «Батюшка, это вам на восстановление обители». В воскресенье еще одна благочестивая чета молится за Литургией и после службы также подает мне конверт с пожертвованием. Я открываю эти два конверта, считаю пожертвованные деньги - и копейка в копейку выходит та сумма, которую я отвез за ковчеги. И я подумал: «Если бы я не пороптал, Господь бы больше послал, но поскольку пороптал, Господь, конечно, монастырь не оставил без копейки - все, что я потратил, Господь вернул…».
            В 2005г. - настоятель Герман был жестоко убит в своей келье «неизвестными, вскрывшими монастырский сейф».
            В Давидовой пустыни есть Валентинов родник (в честь архимандрита Валентина), который находится «под монастырем, возле моста через реку».
            Здесь сохранилась липовая Святая роща, посаженная преп.Давидом. По преданию он сажал деревья чудным образом – кверху корнями, чтобы показать силу Божию - и они все принимались
           
            Сайт монастыря Давидова пустынь: http://davidova-pustin.ru/index.php.
            Схема монастыря: http://www.nataturka.ru/monast/david.html.
 
            Мы зашли в церковную лавку и там монах за прилавком излучал благожелательность и всем говорил приятные слова. Про батюшку, открывшего церковь, я уже писала.
            Хотелось бы завершить рассказ о Давидовой пустыни словами Чехова. Но нужных не нашла.
            В таких ситуациях меня всегда выручает мой любимый Гоголь.
            «Церковь наша должна святиться в нас, а не в словах наших».
 
 
Авторские права на текст полностью принадлежат автору - НатА. Полное или частичное воспроизведение, копирование, тиражирование текста на любых носителях, в т.ч. на Веб-сайте, возможно только при обязательной гиперссылке на сайт - (с) http://www.pamsik.ru и упоминании имени автора.
PamsikLivejournalновые фотографии из путешествий
Рекомендуемый шрифт при распечатке – Verdana 8.
 
   

© 2008
Все права защищены