Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Жостово или секрет бархатного букета.
10.02.2007

Оглавление:

 
 
            Для меня лично жостовские подносы – это картины. Когда я смотрю на жостовский поднос, то, не зная ни истории, ни всех технологических нюансов «наложения мазка» - всегда любуюсь тремя вещами: буйными красками, бархатными цветами и сочной зеленью. Отличить истинно талантливую вещь от кустарной можно с помощью лишь одного нематериального критерия-ощущения: вот греет душу или нет.
            Мне действительно очень нравятся народные промыслы. Но с ними в последнее время «бяда».
            Во-первых, народные промыслы забиваются брендами-производителями, мега-магазинами и глянцевыми СМИ. Поэтому у большинства нашего народа на столах стоят ужасные икейные кружки на пластиковых ковриках, а про доступный русский фарфор и подносы ручной росписи все и забыли.
            Во-вторых, их нахально вытесняют массовые подделки а-ля «народный промысел». «Оренбургские платки» вяжут все кому не лень, «хохлому» ваяют в ООО, «гжель» лепят во всех придорожных деревнях и т.д. Плюс ко всему народные промыслы в основном ориентированы на обслуживание иностранцев, 80% которых, кстати, называют русские сувениры исключительно двумя словами «матрошка» и «балалайка». На Старом Арбате в самом центральном сувенирном магазине всё так перемешано, нет никаких подписей, и совершенно не разобраться, где Дымковская игрушка – где Каргопольская, где Палех – где Федоскино, где Дулёво – где Вербилки, всё в одной куче под названием “русские souvenirs”.
            Почему решила поехать в Жостово? Есть несколько причин. Прежде всего - мне интересно. Потом, как-то давно в журнале увидела, как актриса Елена Проклова оформила на даче комнату жостовскими подносами. «Дизайнерская» идея мне очень понравилась и я её запомнила. Кстати, как потом выяснилось, она там в Жостово и живёт. Ну и, чего скрывать, на носу Новый Год – и я решила в качестве подарков присмотреться к Жостову.
 
Организация поездки.
            К большому моему сожалению съездить в Жостово вместе с мужем на текущий момент не представлялось возможным. Скажем так, его жёсткий дефицит времени никак не совпадал с моим временным относительным профицитом . Поэтому для меня приемлемыми оставались два варианта. Либо сгонять в Жостово самостоятельно на перекладных (от м. Медведково, автобус или маршрутка № 438 до деревни Жостово), либо культурно найти турфирму, занимающуюся этим направлением. На самом деле мне ужасно хотелось посмотреть на производство, поэтому остановилась на последнем варианте.
            Я нашла где-то около 15 турфирм, на сайтах которых анонсировались однодневные экскурсии типа «Знакомство с народными промыслами. Жостово – Федоскино». На деле же практически все почему-то активно отбивались и дружно отнекивались, говоря, что «информация на сайтах дана устаревшая».
            Во многих турфирмах на вопрос: «Делаете ли вы экскурсии в Жостово?», сначала следовала пауза и складывалось ощущение, что на другом конце провода девушка в турфирме мучительно вспоминала, не является ли Жостово новым модным курортом на Лазурном берегу. Потом, когда, видимо, ей подсказывали ответ подружки-коллеги, следовало высокомерное: «Фи, Жостово, фи, группы, фи, да туда никто не едет. Да мы работаем исключительно с индивидуальными иностранцами!». Мне уже хотелось заговорить на английском, или, по крайней мере, с лёгким британским акцентом .         
            Уже совершенно ни на что, не рассчитывая, я обзванивала последнюю пятёрку в списке. И вдруг, не веря своим ушам, слышу (это была “September-t”, http://september-t.ru): «А где ж вы раньше-то были? Сегодня уехал полный автобус». Я, на всякий случай, недоверчиво переспрашиваю: «А что, неужели это такие популярные экскурсии?». Мне отвечают: «Да что вы! Места расхватываются мгновенно. Летом каждую неделю отправляем по 2-3 битком набитых автобуса». В этой фирме экскурсии на следующую ближайшую дату, к моему удивлению и сожалению, были все распроданы. Но мне уже улыбалась удача! В 2-х турфирмах: «Навигатор» (http://www.navigatorng.ru) и “Aizorel” (http://www.aizorel.com), мне предложили одинаковые варианты, предупредив однако, что места надо бронировать заранее по причине «бешеной популярности» экскурсий…?! По этой причине в ноябре я оплатила экскурсию только на февраль, поэтому про н/г подарки пришлось забыть…
 
Что такое Жостово.
            Жостово – это старинная деревня – на севере Москвы, в Мытищинском районе, на живописном берегу Клязьминского водохранилища. 28 км до столицы. Указатели на Жостово при подъезде к нему хороши до необычайности: выполнены в виде больших расписных подносов.
            Название деревни – Жостово - укрепилось за всем промыслом, хотя лакированием на металле и папье-маше занимались многочисленные мастера не только в этом селении, но и во всех близлежащих деревнях: в Осташково, Новосельцево, Сорокино, Хлебниково, Чиверево, Троицком.«К середине 19 века (1830-40гг.) работали уже около 12 мастерских, которые и заложили традицию и создали школу росписи металлических подносов»*. Промысел старинный, но не совсем уж древний – ему «всего» ~180 лет.
* информация из журнала «Живописная Россия» №4, 2005.
            Из Федоскино на Жостово наш автобус делает какой-то хитрый крюк и поворачивает с Дмитровского шоссе на Осташковское. Ехать где-то километров 7-10. Проезжаем мимо Мытищ. Экскурсовод рассказывает по дороге про этот город и его знаменитый водопровод, построенный по указанию Екатерины II в нач. 19в. на чистейших подземных источниках этой местности. Мытищинская вода поступает в Москву.
            На мытищинской дороге Суриков нашел типажи для своей картины «Боярыня Морозова» и у богомолки увидел «посох», который держит в руках нищая странница рядом с оборванным блаженным, сидящим на снегу на этой картине.
            Сайт фабрики: http://www.zhostovo.ru
 
Крестьянский народный промысел.
С чего всё начиналось.
            В основе этого народного промысла лежит, как обычно – крестьянская смекалка, семейная династия и Фортуна. Предприимчивый крепостной графа Шереметьева, крестьянин из деревни Жостово - Филипп Никитич Вишняков - в 1780г. открыл «лакерную» мастерскую. Филипп Никитич, работая в Федоскино возчиком при местной мануфактуре, незаметно приглядывался да и мотал на ус технологические особенности производства лакированных изделий. Оттеда идею-то и слямзил.
            Что производил – да то, чем славился край, рядом же Федоскино! - расписные изделия из папье-маше* под лак: шкатулки, ларцы, портсигары, табакерки, спичечницы, конфетницы, подносы и пр. 
            Поднакопивши капиталу, Филипп Никитич сам ходил в Москву в Торговые ряды продавать товар, а потом и осел там, на Цветном бульваре, открыл новую лавку, а на хозяйство в деревне оставил брата, пока подрастал сын Осип. Так, мало-помалу, «Заведение братьев Вишняковыхъ съ сыновьями Московскаго Уъездавъ Селъ Жостово» стало набирать силу.
            Возникновение же самого промысла принято связывать с 1825 годом – датой открытия самостоятельной мастерской сына - Осипа Филипповича Вишнякова. Но тут важен один момент. На одной из торговых ярмарок Осип Филиппыч встретил конкурентов «с Урала», которые бойко торговали металлическими расписными подносами. Быстро смекнув «к чему чаво», т.е. оперативно выяснив конъюнктуру рынка, Осип Вишняков принял решение перейти с папье-маше на производство железных подносов. Чтобы за «плагиат» не получить по шее от горячих уральских парней, роспись на подносах в отличие от старинной уральской примитивно-одномазковой была энергичной и упругой – «долгой», а также жостовские подносы сохраняли внешний вид красивого лакового предмета.
            Монополию на производство подносов семейство Вишняковых сохраняло недолго. После отмены крепостного права предприимчивые деревенские соседи по примеру Вишнякова тоже стали открывать у себя в домах «лакирные» подносные мастерские. А што тут такого? Тем более что спрос на разноцветные подносы рос как на дрожжах, румяные купчихи желали распивать душистый чаёк вприкуску с ландрином исключительно на жостовских подносах. Свой деревенский соседушка Беляев даже уделал Вишняковых, поскольку и мастерская у него была побольше (50 человек) и доходу 20 тысяч рублёв, что на 8 тыщ поболе, чем у первооткрывателей. Все мастерские были семейными, т.е. опыт передавался, как говорится, «от отца к сыну». Детей активно привлекали к ремеслу, причём свои, понятное дело, торговали и руководили, а пришлые вкалывали по 14 часов, а накануне ярмарок и по 18—20 часов в сутки. Вот, к примеру, выдержка из договора с главным жостовским работодателем: «...Я, Угаров, к нему, Вишнякову, поставил на подносное заведение двух своих сыновей — Дмитрия и Андрея Ивановых, ценою 1-му семь рублей, а 2-му четыре рубля 50 копеек в месяц».
* Папье-маше (от французского papier mâché – «жеваная бумага») - название материала из размельченной и размоченной бумаги и других волокнистых материалов с добавками мела, гипса, клея, глины и др.
 
Почему именно подносы?
            Да потому что любит русская душа похлебать чайку, да с баранками, да с маковой сдобой, да с медком и вареньицем. Любит русский человек, когда накрыт стол, на нём румянятся пирожки и булочки, серебрится сахар, сияет зеркальным боком надраенный медный самовар, разложены ложечки, расставлены подстаканники и вазочки с вареньем. А особливо ежели на подносе нарядном да разноцветном дородная хозяюшка угощение подала. Поднос при чаепитии - вещь незаменимая. Должон он быть красивым, удобным да и взор тешить.
            Ну, а если серьёзно, то я думаю, что хорошая идея с подносами просто удачно совпала с текущим моментом в Российской Империи (кон.18 – нач.19 в.): подъёмом промышленности, расцветом торговли, возрастанием активной роли купечества, появлением трактиров, популярностью заморского напитка - чая. А чай в России не случайно получил всенародное распространение – ибо он хорошо «лёг» на русские национальные сладости: мёд, яблочную пастилу, варенье, медово-ягодные пряники, разнообразные коврижки, сладкие пироги, куличи. Также немаловажен тот факт, что само Жостово и окрестные сёла издавна славились умелыми кузнецами, плюс близлежащее село Федоскино было известным центром русской лаковой миниатюры. Фортуна улыбалась Жостову: однажды группа федоскинских живописцев, после временного закрытия Федоскинской мануфактуры, чтобы не остаться без куска хлеба, пошла на поклон к Вишнякову. А мастерство опытнейших художников лишним в хозяйстве не бывает!
 
Жостовская фабрика. Мастера. Музей.
Чем всё может закончиться.
            Подъезжаем к симпатичному селу Жостово, чувствуется, что подносы здесь есть в каждом доме.  Автобус едет по узкой, окаймлённой заснеженными берёзами, деревенской улице и на красивом указателе в виде цветочного подноса, поворачивает на дорогу к Жостовской фабрике.
            Фабрика представляет собой обычные серые вытянутые вширь и ввысь корпуса. Распологатся немного в стороне от села. В фойе выдают чехлы на обувь, сдаём вещи в раздевалку, и толпимся вокруг женщины-художницы, сидящей у окна за столиком. Она, видимо, ждёт именно нас и начинает рисовать. На коленях у неё небольшая черная заготовка подноса, на столе палитра с красками, рука лежит на линейке, чтобы не смазать рисунок. Но сначала она несколько раз провела твёрдым концом кисточки над подносом. «Зачем вы крестите поднос?» - её тут же спросили из нашей толпы. «Это я намечаю центр композиции» - ответила художница. Рисует она пока «замалёвок» белилами, но ощущения, когда за ней наблюдаешь восхитительные. Уверенная рука, мягкие мазки, буквально через 5 минут буквально из ничего появился чудный розовый букет. Я уже различаю в нём будущие розу и цветы яблони. По красоте композиции понимаешь, что этот поднос рисуется по серьёзному, а не просто на потеху прибывшей публике. Хотя некоторая часть публики уже недовольна: «Ну пойдёмте наконец в маг…м-м-музей!» - слышится капризный голос какой-то нетерпеливой тёти.
            Я спросила, как зовут художницу. Она представилась: «Моисеева Зоя Фёдоровна. 40 лет на производстве». А рассказывает нам про фабрику другая женщина – Благова Раиса Ивановна. Стаж – 60 лет.
            Удивительные люди. Светлые. Старая гвардия. Всю жизнь честно отпахали на Жостовское производство, да, в общем-то, прошедшее время здесь не к месту – они и сейчас в строю. Ведь с тонущего корабля бегут только крысы.
            Весь разговор очень чётко делится на две части – было и сейчас.
Что было: замечательные художники творили на замечательной фабрике, выпускали замечательные уникальные подносы.
Что сейчас: «боимся, что банкир (купивший сейчас Жостово, см. ниже), нас продаст». - Отличный стимул для поднятия творческого настроения и жизненного тонуса жостовским художникам, не правда ли?
            Что рассказывают: «Всё развалилось. Сейчас Жостово скупил банкир. Сейчас мы - частное предприятие, которое ориентированно исключительно на прибыль. Нормы нет. Какая норма? Сейчас привозят на роспись холодильники, вытяжки, дорогие мобильники, бутылки с коллекционным вином и одноразовыми фужерами. Оплата сдельная.
            Раньше (в нач. 90-х) на производстве работало 290 художников, сейчас – 25. Из художественного училища в Федоскино к ним не возвращаются. В 90-е годы вообще не выучили ни одного человека. Сейчас банкир засуетился, нажал на какие-то педали в правительстве, «педали» пообещали подогнать молодых художников.
            Лак сейчас, после указа Ельцина о запрещении использования пищевых продуктов в промышленных целях, используется синтетический. Последнюю партию натурального брали в Ярославле. Из-за этого сейчас полировать подносы уже нельзя. Сталь для подносов всегда брали и сейчас стараемся брать только череповецкую. На производстве есть один пресс для подносов и 30 разных штампов (форм). Практически все ковали разбежались по автомастерским.
            Сейчас из столовой сделали музей. Пришёл банкир и говорит: «А зачем вам столовая. Не, вам столовая уже не нужна. Давайте под музей помещеньице». Поэтому сейчас музей есть, но художники давятся в обед сухими бутербродами из дома».
            Идём вперёд – нас ждёт музей-столовая.
            Большое просторное помещение, на стенах развешаны подносы, начиная от самых-самых что ни на есть вишняковских, до шедевров советского периода расцвета Жостова. Там есть стеклянная витрина с фотографиями, наконец-то можно посмотреть на лица тех, кто творил историю этого славного производства. Аа, вот и фотография нашей Раисы Ивановны Благовой – она работает на Жостовской фабрике с 1944г. (с 14 лет!!!), награждена орденом почёта за заслуги перед государством в развитии искусства и культуры. А дальше – какие люди! – сплошные народные и заслуженные художники, лауреаты государственной премии, семейные трудовые династии.
            И где они теперь эти люди? Сидят сейчас, наверное, по своим деревенским домам, живут на карикатурные пенсии и любуются своими «государственными» медалями. Или, в лучшем случае, продолжают рисовать на заказ.
            Подносы на стенах – и-з-у-м-и-т-е-л-ь-н-ы-е! Разная форма, разный фон, н-е-о-б-ы-к-н-о-в-е-н-н-ы-е букеты. Нам рассказывают про одну художницу (Гончарову Нину Николаевну), которая чтобы нарисовать поднос, вешала на окно павло-посадский платок для вдохновения, а «так», говорила «не могу, тоска».
            Показывают поднос, на котором художнику удалось изобразить настоящую упругую розу – головка у неё чуть капельку приподнята и виден стебелёк и нижние листья. «Так, получается нарисовать кому-нибудь раз в 40 лет, в основном рисуют «кочаны капусты», - так пошутила наш экскурсовод.
            Подводит к подносу, на котором нарисованы золотом по чёрному два павлина. Пушистость хвоста передана, по-моему, в несколько раз реальнее, чем у настоящей птицы. Этот поднос был выставлен в качестве экспоната на одной из выставок-продаж жостовских подносов. Так покупатели сбивали с ног представителя фабрики с вопросом «Почём павлинья живопись?». Чтобы прекратить ненужный ажиотаж вокруг «Павлинов» к нему прикрепили ценник с немыслимой ценой (специально, чтобы отпугивала) – 95 т.р. Так к нему опять выстроилась очередь из покупателей. Пришлось снять. У нас в толпе кто-то пошутил, что надо было сказать, что это цена в евро. Но сомневаюсь, что очередь за такой красотой поредела бы. 
            Мне невероятно понравился один поднос, расписанный той же Гончаровой. Он висит в самом нижнем третьем ряду. У него волнистые края, густо-малиновый пятнистый фон, и по нему разбросаны охапки незабудок и цветов. Вот были бы у меня лишними 95 т. евро – выложила бы за него, не задумываясь. 
            Кроме Гончаровой запомните имена Мастеров Жостова: Антипов Н. П., Летков В.И., Лапшин Е.П., Жмылев В.В., Гончарова Нина (мать) и Лариса (это её дочка), Графов Б.Н., Савельев М.П., Кладовы Зоя и Виктор. Жостово не может быть безымянным. Их звания (честно заработанные!!) я уже перечисляла. Их живопись на подносе – гениальна. Сейчас такого уже увы…
 
Знаменитый Жостовский букет!
Красно-алые бутоны
В изумрудах листьев тонут.
Незабудки и пионы
Обрамляют розы омут.

Есть на жостовском подносе
И букет, в ночи горящий,
Птица-жар, что весть приносит.
Есть поднос, плоды дарящий...

              "Классический" мотив жостовской росписи – яркий цветочный букет на чёрном фоне. На первый взгляд – такая пеструшка – но глаз не оторвать! Никто лучше жостовских мастеров не может рисовать цветы на металлических подносах - эти букеты буквально «цветут» на подносе.

            В цветочном букете собраны яркие, крупные и сочные цветы в окружении листиков, по которым, кстати, определяют какой цветок нарисован – у розы, к примеру, листья одной формы, у незабудок – другой.
            Композиция на подносе всегда строится так: в центре крупный бутон, по бокам мелкоцветье.
            Самый любимый жостовский цветок это роза, розы, много роз! У жостовцев они всегда яркие, крупные, сочные, пышные, действительно похожи на кочан капусты. Цветок яблони – тоже жостовский, любимый. Роза и другие крупные цветы: маки, тюльпаны, георгины, астры, шиповник - наводятся всегда в центре зеркала (лицевой стороны) подноса. Цветочки помельче: колокольчики, ландыши, фиалки, незабудки, ромашки, васильки, анютины глазки - вырисовываются по бокам. Бывает, что в букет добавляется фруктово-ягодная нотка: художник может нарисовать фрукты (яблоки, груши) и ягоды (грозди винограда, сливу, землянику, шиповник). Причём сочность фруктов и вкусная привлекательность ягод передаётся художником необыкновенно реалистично.
            Каждый букет садовых и полевых цветов мастерски вписан в форму подноса. Цветы на подносе могут быть собраны художником не только в букеты, но и в гирлянды, венки. В этом случае первые цветочные композиции мастера называют "Букет собранный", "Букет враскидку", а остальные - "Веночек", "Веточка с угла".
            Ни один букет не повторяется!
            Действительно подносы такие разные! В одном мне увиделась какая-то цыганщина, в другом – украинская цветистость, в третьем – павло-посадский платок. Потом мои ощущения подтвердились рассказом экскурсовода (см. главу «Жостовская фабрика. Мастера. Музей»).
            Яркие-преяркие цветы из «ночи» фона буквально бьют по глазам и ошеломляют буйными красками. Жостовские художники (-цы), совершенно не стесняясь упрёков в «безвкусице» - гениально используют в букетах, наверное, все оттенки красного, голубого, жёлтого, зелёного, фиолетового, синего. Когда смотришь на это чудо, то  буквально захлёбываешься в цвете - так устали от серости, так хочется окунуться в это мощное жизнерадостное многоцветье – отвести взгляд невозможно.
            Кроме букетов на подносах, пишутся ещё пейзажи, натюрморты, сюжеты: русские тройки, сказочные персонажи, свидания, пляски, чаепития, портреты любимых собак и домочадцев. Но это уже относится к авторским работам и не совсем традиционному Жостово. Живописцы расписывают подносы на «заказ» и сюжеты отражает вкус «заказчика» (см. главу «Авторское Жостово»).
 
Секреты Жостовского производства.
Помолясь усердно Богу
Мастер сел за стол дубовый.
            Что было необходимо для производства? Да по материальному счёту ничего особенного: нужны были ножницы, деревянный молоток и кисти с красками. А по большому счёту ручное производство подносов требовало умелых рук. Для создания жостовского подноса требовался кузнец (коваль), шпаклёвщик (грунтовщик) и живописец (рисовальщик).
А в руках кусочек неба
Ловко из железа выбит.
Кузнец. Из листового железа, ножницами выкраивал листы нужной формы и размеров. Нарезанное железо выбивал деревянным молотком на чугунной плите, соответствующей форме и размеру будущего подноса.Формы подносов были достаточно разнообразные: прямоугольные, круглые, овальные, «гитарные» или восьмиугольные. Размер тоже варьировался: маленький – «блюдечко», средний – «тазик» и великан – «скатертный». Бортик также требовал от кузнеца внимания, выбивался зубилом и мог быть «простым» или волнистым – «крылатым». В крупных мастерских ручной труд уже не применялся, там подносы, что называется, массово «клепались», т.е. применялись, так называемые «боевые машины», предназначенные для штамповки подносов. Вот такой поднос-заготовка передавался в руки шпаклёвщика.       
Современное дополнение: В настоящее время процесс изготовления стальных листов-заготовок для подносов (толщиной до 1 мм), конечно же, механизирован: сначала из железного листа вырубается заготовка нужного размера, а затем на мощном прессе ей придают одну из 30 принятых на фабрике форм. Но эксклюзивные авторские подносы изготавливаются мастером-ковалем на чугунной форме до сих пор. И расписываются они не так, как штампованные, да и стоят соответственно.
 
Первые мазки туманны -
Путь художник намечает.
Шпаклёвщик. Покрывал поднос сначала лаком и отправлял в сушильную печку с t-60-80˚. Затем острым ножичком удалял мелкие пылинки, образующие некоторые шероховатости. Далее наносил на поднос несколько слоёв густого грунта (шпаклёвки), который представлял собой сложный состав из сажи и олифы, а потом ещё раз лак, и отправлял на 3-4 часа снова в жаркую печку на просушку.
             Самый главный секрет Жостова – это лак! До конца его состав не разгадан до сих пор! Но, тем не менее, известно, что главная загадка заключалась в одном из основных ингредиентов. Это копал – природная смола африканского или азиатского происхождения. Надо думать, покупался он на торговых ярмарках у заезжих купцов.           Состав «вороного» или «хрустального» лака ценился на вес золота! Это был совершенно особый масляный лак, «который на железе, меди и дереве ни мало не трескается и с которым никакие в России делаемые лаки в доброте и прочности сравниться не могут, даже самый аглицкий лак он превосходит и равняетсяс китайским». Да и ко всему прочему этот лак, «когда в жаркой печи хорошо иссохнет, то, как зерцало становится». Другими словами от лака зависело, потемнеет ли роспись или сохранит свой цветущий вид и зеркальную поверхность.
             Подносам, покрытым натуральным растительным лаком, время было ни почём. Когда поднос высыхал, его передавали живописцу.
            Современное дополнение: Такие операции, как грунтовка и лакировка (как и штамповка подносов на прессе), также механизированы. Для этих целей используются автонапылители: манипулятор и пульверизатор.   Что касается лака, то звучит смешно, но в те далёкие годы качество подносов, думаю, было гарантированно отменным, ведь мастера-то не знали синтетики и работали с экологичными растительными компонентами. А вот что происходит с качеством лака сейчас в «век полимеров» - это вопрос. Поэтому хотя в 50-е годы Жостово ещё работало на натуральном лаке с копалом, в настоящее же время его полностью вытеснили искусственные эпоксидные смолы, с добавлением которых лак медленно сохнет и неприятно пахнет.
             
А вторые - долгожданны -
Буйной краской расцветают.
Живописец. Делает фон и расписывает поднос. Основной фон жостовсих подносов – чёрный, но бывает и цветным (красный, синий, золотистый, цвета слоновой кости). Инструмент художника – мягкие беличьи кисти (именно такие позволяют вбирать в себя большое количество краски); масляные краски и льняное масло, которым обильно разбавляют краски; палитра и шпатель для смешивания красок; и линейка (муштабель), которая кладётся на бортик подноса и служит подставочкой для рук. Кисти, специально подобранные по длине волоса и по размеру, меняются живописцами каждый месяц.
            Да, чуть не забыла, конечно же – не обойтись без фантазии и таланта! Мастер пишет исключительно по воображению – образцов нет. Думаю, что проблем в деревне с воображением нет. Стоит выйти за околицу, а там раскинулось душистое луговое разнотравье, наливаются соком спелые ягоды, птицы щебечут в ветвях деревьев и всё такое.
            Образцов может и нет, но правила есть - отточенные поколениями семей деревенских художников и связанные с целым рядом очень прочных жостовских традиций. В основе росписи подносов лежит виртуозное мастерство! Начинают обучаться азам росписи с детства, и лишь годам к семнадцати молодой рисовальщик овладевает всеми приёмами кистевого письма. Во время работы над росписью рисовальщик сидит на стуле и держит поднос на коленях. Поднос постоянно вращают во время работы, что помогает осмотреть роспись со всех сторон и оценить композицию с разных точек.Над одним подносом мастер работает 14 дней. «Изюминкой» именно жостовской росписи является мазок – он кладётся в несколько приёмов и называется «долгим», при этом он должен быть и щедро густым, округлым и упругим. Именно мазок придаёт объём знаменитому жостовскому букету, позволяя в буквальном смысле каждому цветку донести до нас свой аромат…
Кто смел раскинуть на подносе
такие яркие цветы?
Старинная техника росписи выполняется в несколько приемов:
«Замалёвка» или «Вальс цветов». Это первый красочный слой росписи. Сначала черенком кисти художник намечает для себя местоположение стебельков букета, затем широкой кистью на черной поверхности подноса как бы набрасывает цветочный танец, набрасывает силуэты цветов и листьев и «красиво» собирает их в букеты. Такие "замалёванные" подносы сушатся в печах в течение нескольких часов.
 «Тенёжка» . Затем следует наложение теней по сухому замалёвку лессировочными* красками.
* Лессировка (от немецкого lasierung) - тонкие прозрачные или полупрозрачные слои красок, которые наносятся очень тонким слоем поверх высохшего красочного слоя.
«Прокладка». Под этим словом понимается прописывание – «лепка» светлых мест теми же красками, но с добавлением белил. Такая техника ещё называется плотным корпусным письмом. Наложенный поверх теней  более светлый корпус и называется «прокладкой». (А вы что подумали? ) -
 «Бликовка». Сверху на «прокладку» накладываются блики, которые выявляют объём.
«Чертёжка». То-о-неньким кончиком мягкой беличьей кисточки легко очерчиваются лепестки и листья, жилки, тычинки и пестики, и даже крошечные семена в чашечках цветов.
«Привязка». Завершающее письмо. Узоры-завитки из «усиков» и трав, написанные зелёной или коричневой краской на свободных местах фона между цветами и листьями букета.
            Но это ещё не всё. Мы забыли про бортики! Бортик подноса тоже расписывают золотым орнаментом. Рисовальщицы-орнаменталистки любовно называют его уменьшительно-ласкательными словами: писать «бубновки», «ёлочки», «ёлочки с метёлочкой», «травки», «рожочки», «дождичек», «веточки», «цветочки», «ленточки».
            Между красными, розовыми, фиолетовыми, желтыми и остальными разноцветными лепестками – ещё и множество тональных переходов. К тому же роспись хоть и называется «лаковая», на самом деле – подлаковая. Поэтому раньше после окончания росписи поднос покрывали тремя слоями светлого лака, чистили пемзой, снова покрывали лаком и затем натирали до зеркального блеска. Эта технологическая цепочка естественно до наших дней сохранилась (к примеру, синтетический лак и полировка – уже ни-ни, они несовместимы; тремя слоями лака покрывают дорогие авторские работы, а обычные – только 2-мя), но, тем не менее, есть повод порадоваться, что хоть что-то осталось. L Когда отделка закончена, жостовские мастера говорят – поднос «открыт»!
                       
Конкуренты.
            Жостовская роспись – уникальна. Аналогов нет. Но соперники, тем не менее, есть. Это уральский старинный промысел, тагильская роспись. Зародился он на Урале, на Демидовских заводах Невъянска и Нижнего Тагила. Помните, с кого Филипп Вишняков скопировал свои подносы? Уральские мастера очень удачно переносили на металл красоту природы. Своеобразие уральской росписи заключалось в том, что на кисть художником (-цей) берётся сразу несколько оттенков краски. Мазок получается как бы «слоёным» - двух-трёхцветным и рисунок выигрывает в контрасте.
                Основным мотивом росписи кроме самобытной уральской «тагильской розы» является ещё и «рябинушка» - символ этого горного края. Уважают уральцы и ягоды: клубнику, крыжовник, смородину, малину, любят ярких птиц и бабочек, а также сказы знаменитого «малахитового» сказочника П.П.Бажова. Чёрный фон у них вытеснен зелёным, красным, голубым цветом. Тагильцы «дышат в затылок» жостовцам. Вполне возможно, что долголетние лидеры испытывают ревнивую зависть к уральцам. И традиции у них постаринней будут, да и сами уральские подносы в последнее время высоко ценятся ведущими странами мира и нашими соотечественниками-ценителями.
 
Авторское Жостово.
            Наверное, нельзя обойти вниманием тему авторского Жостова. В основном это люди, которые ушли с фабрики и работают дома. Они говорят: «да, мы профессионалы, нас осталось мало, мы работаем дома, потому что нас не устраивает профессиональный уровень (исполнение) фабричной продукции и на фабрике сейчас остались мастера, чей профессиональный уровень не очень высок».
            Думаю, что-то здесь неправильно. И дело здесь не в «уровне», а в финансовых моментах.
            Думаю, что уходят с фабрики либо молодые - талантливые, сильные, либо семейные династии, которые вне стен фабрики не пропадут и не затеряются. 
            Говорить, что на фабрике остались «слабаки» тоже некорректно. Талант это тонкая субстанция. Никто не приходит и не начинает сразу махать кисточкой, как да Винчи – все учатся. Так что у каждого – своя дорога. Ну, а авторские подносы на кованом вручную металле, безусловно, отличаются мастерством исполнения от поточных, да и ценой тоже. Благодатные времена доступного всем фабричного авторского Жостова уже прошли, сегодняшнее авторское Жостово – это бизнес.
 
Магазин при фабрике.
            «Посещение» магазина при фабрике, вряд ли можно назвать просто посещением. Скорее всего, это было почище татаро-монгольского нападения на русское поселение, разве только без дымка пожарищ на руинах. Начнём с того, что ещё на половине рассказа экскурсовода в Жостовском музее за окнами, выходящими на улицу, промелькнули шапки группы бегущих женщин из нашего автобуса. Бежали они в направлении магазина (вход – с улицы). Верховодила, очевидно, та самая, сильно нервничающая по поводу «медленно» работающей художницы, дама. Желание как можно скорее умчаться в заветный магазин вместе с подругами, зашкаливало у неё за все и так низко сниженные правила приличия.
            После официального завершения экскурсии всех пригласили посетить фирменный магазин подносов при фабрике. Вход в него находился снаружи музея, в начале самого фабричного здания, и был украшен плакатом с жостовской росписью. Туда, сломя голову и забывая снять с сапог поэлителеновые мешки, понеслась практически вся оставшаяся автобусная масса.
            Что там творилось – это неописуемо. Матросы, взявшие Зимний дворец, здесь нервно курят в стороне. Я уже писала про «издержки» автобусного тура в этом плане в рассказе про Гжель; едва сдерживаясь, обозначила «это» и в рассказе про Федоскино; но тут описать творимое нашим народом на волне покупательской горячки обычными словами очень затруднительно.
            Знаете, в детстве у меня была любимая книжка «Приключения Незнайки» с замечательными рисунками Валька. Так вот смешные рисованные взаимоотношения потешных донельзя коротышек очень напомнили мне обстановку в магазине.
            В одном углу две тёти в длинных шубах, пыхтя, тянули один поднос в разные стороны. Не верите?  Он был один единственный – с рябинками. Вот его и делили. Победил естественно сильнейший. В другом углу, кто-то на плечах у кого-то снимал прикреплённые подносы со стены. Первая волна щастливчиков, зацементировала наглухо подход к прилавку. Вторая волна брала первую штурмом в виде тарана, т.е. с разбегу билась о мохнатые шубные спины, стоящие монолитной стеной. Звуковое сопровождение было, исключая русские народные выражения, примерно таким: «Куда….блин… коза… паскуда…лезешь…дайте мне…ай…ой…щас я тебе….сама такая и т.д.». Продавщица за прилавком кричала на крик: «Люди, ну куда, куда вы потащили этот поднос…, зачем снимаете… ой, что вы делаете…ааа».
            Я, конечно, сначала хотела изобразить из себя гордую девушку с высоко поднятой головой и переждать весь этот колхоз на улице. Но потом быстро оценила суровые реалии, и поняла, что при таком раскладе я не привезу домой вообще ничего – народ там скупал подносы в немыслимых количествах, практически оптом. Поэтому, вспомнив любимые тренажёры, йогу и кубинские танцы в посещаемом некогда WorldClass-e, помчалась карабкаться по мохнатым шубам. Из того, что помню: вроде как, пробив оборону, схватила какой-то чёрный поднос, стоящий вдоль стен; вцепилась в один белый, на стене; и потащила к себе, уроненный кем-то небольшой салатовый. Прибило к кассе – оплатила. Дальше народной волной откинуло к стене. Но я с подносами!  Чего роптать! 
            Самое смешное, что в самый разгар позвонил муж. А как тут отвечать – я уже почти пролезла!  Слыша шум и звуки битвы, муж поинтересовался: «Ты где?» – «В музее», - загнанно дыша, пробивая себе щель, под чьим-то мохнатым рукавом, культурно сообщила я. «А чё, это вы там делаете?» - неподдельно удивился муж.
            Но отвечать мне было уже некогда, моя всунутая в продолбленную микродырку рука, уже нашарила что-то невидимое и твёрдое на прилавке, и мне было не до разговоров.
            В общем, теперь, как матёрый зубр, могу теперь бесплатно давать советы. Если вы приехали на автобусе, то надо выбирать товарищи – либо песни, либо пляски. То есть, либо полноценно наслаждаетесь экскурсией – остаётесь в музее и разговариваете с экскурсоводом, либо так же полноценно удовлетворяете естественные покупательские потребности – сразу по приезду чихаете на музей и заворачиваете в магазин. Есть ещё третий вариант: посещаете музей и пережидаете накал страстей в магазине на улице, но тогда вам остаётся лишь скупить остатки былой роскоши на прилавке и широкий ассортимент, оставшихся авторских подносов от 10 т.р. . Есть и другой вариант – спокойно купить эти подносы в их салоне на ВВЦ – но это, согласитесь уже совсем не то! Трофей, добытый в рукопашной схватке сердцу гораздо милей, чем пресно купленный.  И ещё есть один просто отличный (от других ) вариант. Сесть на машину и приехать в Жостово. На фабрике договориться с экскурсией. Спокойно приехать, спокойно посмотреть и спокойно купить подносы (даже не верится, что такое бывает).
            Да, - что купила. Только дома смогла рассмотреть. Художественный глаз меня не подвёл даже в такой «накалённой» обстановке. Чёрный прямоугольный - с ярко-рыжими розами, белый круглый - с букетом полевых цветов, и небольшой ярко-салатовый с колокольчиками и жёлтыми кувшинками. По подписи поняла, что один из них нарисован той самой художницей, которая показывала нам мастер-класс. Приятно.
            Теперь надо освоить хитроумную конструкцию из 3-х петель для шуб, нанизанных на верёвочку, и повесить эту красоту на стену. А на зелёном буду подавать гостям яблочное варенье и тульские печатные пряники .
 
Послесловие.
            Я помню одну замечательную русскую народную сказку детства о серебряном блюдечке и наливном яблочке. У мужика было три дочери. На ярмарке он купил одной ситцу на сарафан, другой – коралловые бусы на шею, а младшенькая попросила у него привезти ей серебряное блюдечко и наливное яблочко. Покатит девица яблочко по блюдцу, и показывает оно ей «города и поля, и леса, и моря, и гор высоту, и небес красоту».
            Мне очень хочется, чтобы яблочко нарисовало этому чудному русскому селу светлое будущее, этой фабрике – стабильность и процветание, жостовским мастерам – много-много радостной и полноценной работы, а нам, ценителям этого народного искусства – роскошные неувядающие букеты из жостовских цветов.
 

 

Авторские права на текст полностью принадлежат автору - НатА. Полное или частичное воспроизведение, копирование, тиражирование текста на любых носителях, в т.ч. на Веб-сайте, возможно только при обязательной гиперссылке на сайт - (с) http://www.pamsik.ru и упоминании имени автора.

PamsikLivejournalновые фотографии из путешествий
Фотоальбом «Жостово и Федоскино»
Рекомендуемый шрифт при распечатке – Verdana 8.

           

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 
   

© 2008
Все права защищены